OUR PARTNERS  

  Фонд Карнеги
Фонд Карнеги
 
  МИСИ
МИСИ
 
  Черноморский Форум
Черноморский Форум
 
  НАТО
НАТО
 
  International Centre for Black Sea Studies
International Centre for Black Sea Studies
 
  МинОбороны США
МинОбороны США
 
  Видання
Видання "Наука і оборона"
 
 
You are 1440602 visitor
Since September 2001
Борис Парахонский: «РОССИЙСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЭКСПАНСИОНИЗМ – ЭТО ФОРМА ПОСТСОВЕТСКОГО НЕОКОЛОНИАЛИЗМА»

Борис Александрович ПАРАХОНСКИЙ - доктор философских наук, начальник отдела, Национальный институт проблем международной безопасности Совета национальной безопасности и обороны Украины, выпускник Гарвардской программы черноморской безопасности 2002 г.

Выдержки из статьи «Российские вызовы» для «Украинского монитора» (http://www.foreignpolicy.org.ua)

21.10.2004, http://www.glavred.info/

ПОСЛЕДНИЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ УКРАИНСКО-РОССИЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ О ВАЖНОМ ПРОГРЕССЕ, ДОСТИГНУТОМ РОССИЕЙ В РЕАЛИЗАЦИИ СОБСТВЕННЫХ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ В ЭТОМ НАПРАВЛЕНИИ.

Большинство этих сдвигов могут быть записаны в пассив Украины. Речь идет, прежде всего, о беспрецедентных уступках России в военно-политической и энергетической сферах, торможении демаркации украинско-российской границы, интеграции украинской экономики в сферу влияний российской, о других возможных условиях предоставления политической поддержки украинской власти в контексте внутриполитических процессов. Вместе с тем, СБЛИЖЕНИЕ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ ЕЩЕ НЕ ПРИОБРЕЛО С УКРАИНСКОЙ СТОРОНЫ ОКОНЧАТЕЛЬНЫЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ФОРМЫ…

ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ ИНТЕРЕСЫ РОССИИ В УКРАИНЕ

Объективно России нужна именно независимая, сильная, демократическая Украина. Собственно, именно Россия создала условия, при которых стал возможным украинский суверенитет и последующая независимость. Россия, проводя либерально-демократические реформы, стимулировала к этому и украинскую элиту...

НА ТЕКУЩИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ УКРАИНЫ И РОССИИ БОЛЕЕ ВСЕГО ВЛИЯЮТ ТАКИЕ СУБЪЕКТИВНЫЕ ФАКТОРЫ КАК РАССТАНОВКА СИЛ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЕ ОБЩЕСТВА В ОБЕИХ СТРАНАХ. Следует подчеркнуть, что между Украиной и Россией есть существенные отличия с точки зрения состояния и характера элитных групп, политических, бизнесовых, культурных. Россия фактически унаследовала элиту СССР, которая имеет значительную историю становления и богатый опыт функционирования на общегосударственном уровне. Эта элита традиционно имела многочисленные связи в течение продолжительного времени и сохраняет тесные контакты с элитными группами других государств. То есть, она представлена и, более или менее, органически вплетена в мировую политическую элиту, чего еще остро не хватает элите украинской. В отношениях с политическими элитами Украины, как и других новых независимых государств, значительная часть российской элиты не отошла от позиции ощущения преимущества.

ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ СИЛОЙ, КОТОРАЯ ОТКРОВЕННО ДЕМОНСТРИРУЕТ “НЕРАВНОДУШИЕ” К ДАЛЬНЕЙШЕМУ КУРСУ УКРАИНЫ ЯВЛЯЮТСЯ ИНТЕРЕСЫ РОССИЙСКИХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ГРУППИРОВОК В УКРАИНЕ. Сращения большого бизнеса с высшими эшелонами власти в России дает возможность реализовывать сугубо деловые интересы на политическом уровне, а значит, перспектива внедрения выгодных для россиян контрактов стимулирует усиление их политического присутствия в Украине. Украина занимает 40% в российском экспорте нефти и свыше 70% по газу. Сохранить и усилить свое монопольное положение на украинском рынке энергоносителей стремятся российские нефтяные компании. России важно преодолеть конкуренцию поставщиков газа в Европе, а победителем в жесткой конкурентной борьбе может стать лишь тот участник рынка, который не только имеет большие запасы газа для экспорта и незначительные затраты на его добычу, но и имеет низкую стоимость транспортирования. Именно контроль над украинской разветвленной сетью газопроводов является необходимым для РАО “Газпром”, который разными средствами стремится доминировать на европейском рынке газа.

Особенностью развития современной политической ситуации в Российской Федерации является последовательное внедрение президентом В.Путиным более жесткой модели внутренней и внешней политики, в которой ударение делается на вопрос безопасности, усиления борьбы с сепаратизмом, организованной преступностью, коррупцией государственного аппарата, борьбу со слишком самостоятельными олигархами, централизацию власти, ликвидацию реального федерализма, консолидацию управленческих институтов с одновременным ужесточением исполнительной дисциплины, внедрение принципов прагматизма в межгосударственных отношениях.

Объединение властной элиты вокруг В.Путина, его довольно высокий политический рейтинг среди российского населения, подтвержденный последними президентскими выборами, не оставляет сомнения, что нынешняя политика РФ во многом определяется именно его личностной системой взглядов и определенных традиций, заимствованных со времен Андропова, на которые он опирается при выполнении властных полномочий. В частности, значительное влияние на внешнюю и внутреннюю политику имеет стиль работы президента РФ – жесткость, дисциплина, работа в режиме чрезвычайных обострений и т.п.

Президент В.Путин, обращаясь к российскому народу 19 декабря 2003 г. и 26 мая 2004 г., сформулировал ОСНОВЫ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ ОТНОСИТЕЛЬНО СТРАН В ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ, КОТОРАЯ БУДЕТ ОПРЕДЕЛЯТЬСЯ ЭКСПАНСИОНИЗМОМ И УСИЛЕНИЕМ РОЛИ И МЕСТА РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В БЛИЗЛЕЖАЩИХ СТРАТЕГИЧЕСКИ ВАЖНЫХ РЕГИОНАХ.

Любые геостратегические доктрины РФ традиционно предусматривают право России осуществлять экономическое, финансовое, военно-политическое давление на государства СНГ в случае нарушений прав россиян в этих странах. Государства СНГ также рассматриваются как сфера преобладающих геостратегических интересов РФ, а значит, УСИЛЕНИЕ ВЛИЯНИЯ ДРУГИХ ГЛОБАЛЬНЫХ СИЛ В СТРАНАХ СНГ РАССМАТРИВАЕТСЯ КАК УГРОЗА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РФ. Среди приоритетов внешней политики одним из главных продолжает оставаться защита прав русскоязычного населения и русского языка в новых независимых странах.

Центральным вопросом во внешней политике России становится последовательное внедрение принятой стратегии развития отношений России с государствами-членами СНГ. В КОНЦЕПЦИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РФ “УСИЛЕНИЕ ЦЕНТРОБЕЖНЫХ ПРОЦЕССОВ В СНГ” ОТНЕСЕНО К НАИБОЛЬШИМ ВНЕШНИМ УГРОЗАМ НАРЯДУ С РАСШИРЕНИЕМ НАТО, РАСПРОСТРАНЕНИЕМ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ, ПОСЛАБЛЕНИЕМ РОЛИ ООН И ОБСЕ И Т. Д.

Российское руководство всячески стремится усиливать роль государственных структур во внедрении и отстаивании международных интересов российских экономических субъектов. Каркасом отношений России со странами СНГ должны быть структуры, унаследованные от СССР, в частности, “естественные монополии” в области энергетики, транспорта и связи.

Важным элементом политики Кремля относительно развития многостороннего сотрудничества на постсоветском пространстве традиционно было использование экономического давления на государства-участники СНГ, отказывающиеся от более тесной интеграции. В отношениях со странами СНГ, в частности с Украиной, у России есть только один главный приоритет - национальные интересы собственного государства. Учитывая геополитические задачи российской политики, формируются и украинско-российские отношения.

По некоторым подсчетами, в среднем, РОССИЙСКИЙ КАПИТАЛ ПРИОБРЕЛ ОКОЛО 70% АКЦИЙ ВЕДУЩИХ УКРАИНСКИХ ПРЕДПРИЯТИЙ, УСИЛИЛ ПОЗИЦИИ В БАНКОВСКОЙ СФЕРЕ УКРАИНСКОГО ГОСУДАРСТВА и т.п.. Активную политику продвижения в украинском направлении ведут российские олигархи, которые, ссылаясь на „важные государственные задачи”, будут защищать национальные интересы России в Украине (в том числе и путем покупки энергосистемы). ИЗВЕСТНО, ЧТО РОССИЙСКАЯ КОРПОРАЦИЯ УЖЕ КОНТРОЛИРУЕТ 50 ПРОЦЕНТОВ ЭНЕРГЕТИКИ ГРУЗИИ, 80 ПРОЦЕНТОВ ЭНЕРГЕТИКИ АРМЕНИИ.

Основные идеи российского экономического экспансионизма как своеобразной формы постсоветского неоколониализма были обозначены в конце 2003 г. А.Чубайсом в виде концепции “либеральной империи”...

“России нужна сильная Украина, а Украине - сильная Россия”, заявил в своем выступлении президент В. Путин, в собственной стране уже готовившийся к переизбранию на второй срок президентства…

Утверждение “сильной России” с переизбранием В.Путина, требовало и определенных шагов для соответствующего утверждения “сильной Украины”, в которой РОССИЙСКИЙ БИЗНЕС ОЩУЩАЕТ СЕБЯ ДОВОЛЬНО УВЕРЕННО, ПОСКОЛЬКУ ФАКТИЧЕСКИ КОНТРОЛИРУЕТ РЫНОК НЕФТЕПРОДУКТОВ И ИМЕЕТ АМБИЦИОЗНЫЕ ПЛАНЫ ЭКСПАНСИИ НА УКРАИНСКОМ ЭНЕРГОРЫНКЕ. Понятно, что россияне заинтересованы, чтобы будущий президент Украины оказывал содействие этому. Назначение в РФ нового премьер-министра Михаила Фрадкова и министра иностранных дел Сергея Лаврова было расценено украинскими экспертами как ПРЕДПОСЫЛКА УЖЕСТОЧЕНИЯ РОССИЙСКОГО ДАВЛЕНИЯ НА УКРАИНУ С ЦЕЛЬЮ ЕЕ БОЛЕЕ ПЛОТНОГО ВКЛЮЧЕНИЯ В РОССИЙСКИЕ ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЕКТЫ, В ЧАСТНОСТИ ЕЭП И, РАЗУМЕЕТСЯ, ОТВЛЕЧЬ ОТ ЕВРОИНТЕГРАЦИОННОГО КУРСА. Так, уже во время своего однодневного визита в Киев в апреле 2004 г. новый руководитель внешнеполитического ведомства РФ С.Лавров заявил о необходимости согласовывать с Россией шаги Украины относительно ее взаимоотношений с НАТО, комментируя меморандум о предоставление быстрого доступа войскам НАТО на территорию Украины.

Итак, остается актуальной тенденция относительно усиления зависимости Украины от российской внешней политики, которая мешает более эффективному продвижению нашего государства на пути интеграции в европейское сообщество и ее включению в систему европейской безопасности. РФ против расширения НАТО восточнее за счет Украины и других государств СНГ, усматривая в этой организации потенциального неприятеля. Партнерство РФ с НАТО имеет для большинства политических сил России и ее граждан довольно условный характер и совсем не рассматривается как основа для гарантий национальной безопасности. Совсем иначе дело выглядит с точки зрения УКРАИНЫ, которая не только не против распространения НАТО, но СТАВИТ ВОПРОС СВОЕГО ВХОЖДЕНИЯ В АЛЬЯНС, УСМАТРИВАЯ В ЭТОМ НАДЕЖНОЕ СРЕДСТВО ОБЕСПЕЧЕНИЯ СОБСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ВОЗМОЖНОСТЬ УСКОРЕНИЯ ИНТЕГРАЦИИ В ЕС.

ЕДИНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО

Россия предпочитает развитие интеграционных процессов в том формате, в котором оно имеет наибольшую для России отдачу и в большей степени отвечает ее интересам. Определенное разочарование в эффективности такой жесткой интеграционной модели как Союз России и Беларуси, в возможности СНГ как постсоветского остатка, да и собственно ЕврАзЭС, от участия в котором Украина постоянно открещивалась, привело российское руководство к мысли относительно необходимости внедрения модели “разноуровневой и разноскоростной” интеграции в виде проекта Единого экономического пространства.

В практической политике это означало изменение концептуального подхода к интеграции, состоящего в том, что главной политической линией российских государственных органов становится поддержка сотрудничества “снизу” – интеграция рынков товаров, услуг, создание транснациональных финансово-промышленных групп, обмен долгов на собственность и т.п.. При этом, с созданием ЕЭП, Москва хоть кое-что и будет терять от отмены протекционистских барьеров, но выиграет значительно больше - усиление своего влияния на ситуацию у „экономически единых” соседей. ЕЭП рассматривается россиянами не только как форма многостороннего углубленного сотрудничества, а и как средство достижения региональной международной стабильности на основах, наиболее привлекательных для РФ. Особое место здесь занимают российские интересы в Украине, в частности, последние годы всячески демонстрируют тенденцию к усилению позиций российского капитала на украинском рынке. Прагматические интересы с одной стороны, идеология постсоветской консолидации на российской основе – с другой, вдохновляло на создание ЕЭП.

Работа российской власти над продвижением проекта ЕЭП привела к нужным результатам, когда в начале сентября 2003 г. на встрече Л.Кучмы и В.Путина в загородной резиденции президента России в Ново-Огарево оба руководителя достигли принципиальной договоренности о более быстром подписании документа о создании ЕЭП на ближайшем саммите СНГ в Ялте.

Таким образом было положено начало новому “новоогаревскому процессу”, что и стало центральным вопросам в украинско-русских отношениях в 2003-2004 гг. Проект ЕЭП с самого начала был сориентирован именно на привлечение Украины к российским интеграционным замыслам, поскольку Казахстан и Беларусь еще раньше были включены в российскую интеграцию в разных других формах, принципиально мало чем отличающихся от ЕЭП – Таможенный Союз, ЕврАзЭС, Союз РФ и Беларуси, и т.п.

В конечном итоге, во время Ялтинского саммита СНГ (18-19 сентября 2003 г.) состоялось подписание Соглашения о создании Единого экономического пространства Беларуси, Казахстана, Российской Федерации и Украины, которое должно было вступить в силу после ратификации национальными парламентами. Украинская Верховная Рада ратифицировала соглашение о создании ЕЭП синхронно с Российской Госдумой 20 апреля 2004 р.

Со стороны украинского руководства НЕОБХОДИМОСТЬ ОБРАЗОВАНИЯ ЕЭП АРГУМЕНТИРОВАЛАСЬ ПРЕИМУЩЕСТВЕННО ЭКОНОМИЧЕСКИМИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ, ПОТРЕБНОСТЯМИ ОБЛЕГЧИТЬ ДОСТУП НА РЫНКИ ДРУГИХ СТРАН, ссылками на стратегическое партнерство и дружбу между народами. Детальной же обработки всех последствий, выгод и потерь Украины от участия в ЕЭП, как экономических, так и политических, так и не было предварительно сделано, что давало основания оппонентам ЕЭП находить здесь скорее политические мотивы.

Приверженцы ЕЭП утверждали, что создание зоны свободной торговли, предусмотренной на первом этапе его формирования, предоставит Украине свободный доступ на рынки других стран-участниц, где ее товары будто более конкурентоспособны. Но при этом забывали сравнить эти рынки со значительно более мощными рынками стран ЕС, и других стран мира, доступ к которым был бы значительно облегчен в случае вступления Украины во Всемирную Торговую Организацию.

Другие государства-участники убеждены, что таможенный союз необходимо оформить до процесса вступления отдельных участников в ВТО. Активная позиция России в этом вопросе, поддержка ее участия в ВТО со стороны Европейского Союза и других стран, свидетельствует, что РФ может опередить других участниц ЕЭП в своем продвижении к ВТО и как следствие потом диктовать свои условия относительно присоединения к ВТО других государств-участников ЕЭП. Собственно, с этой целью Россией также выдвигаются требования относительно синхронизации вступления в ВТО странам-членам ЕЭП, что для Украины, в частности, означает раскрыть все свои предыдущие договоренности по ВТО, или даже отказаться от них.

Создатели ЕЭП опровергали утверждение, что создание ЕЭП противоречит намерениям Украины стать членом ВТО, поскольку будто бы в рамках ВТО могут действовать разные региональные объединения, например Евросоюз. Но при этом забывалось отметить, что участие в ВТО является необходимой предпосылкой вступления в ЕС, и что ЕС формировался как единое экономическое пространство европейских государств. Если же Украина избирает для себя другое “экономическое пространство”, она автоматически отказывается от вступления в ЕС в перспективе. Если же она и вступит в ВТО, то будет вынуждена играть по тем правилам, которые в ней существуют и которые иногда довольно отличаются от принятых в мире. По крайней мере, в документе о создании ЕЭП говорится лишь о необходимости “учитывать” правила ВТО, а не действовать в соответствии с ними.

Практически же Украина притормаживает свое вступление в ВТО, то есть интеграцию в мировую экономическую систему. Украинский премьер-министр В.Янукович в мае 2004 г. прямо заявил, что вступление Украины в ВТО может быть синхронизировано с Россией, учитывая тесные экономические взаимные связи обеих стран. Итак, хотя Украина и имеет приличные шансы очень скоро оказаться в ВТО, ей надо подождать, пока созреет Россия. Почему этого в свое время не сделали Грузия или Молдова, или даже Китай с его огромным товарооборотом с Россией – большого значения не имеет, поскольку в Украине особенно вежливое отношение к “старшему брату”. При этом, шансы на любые успехи в направлении европейской интеграции стали для Украины совсем призрачными. Более того, не менее иллюзорными оказались и обещания, будто Россия взамен на вступление Украины в ЕЭП согласится на определенные преференции в сфере снабжения энергоносителей, без чего украинские товаропроизводители, имея более дорогие цены на энергоносители, будут проигрывать конкурентную борьбу российским.

Так же мало убедительным кажется и аргумент, вроде Украина сама будет избирать для себя тот уровень участия в ЕЭП, который отвечает ее национальным интересам и может ограничиться лишь уровнем зоны свободной торговли. Российская позиция состоит в том, что низший уровень интеграции может начинаться именно с образования таможенного, а потом валютного союза. ЕЭП определяется как “объединения таможенных территорий государств-членов”, а не как зона свободной торговли. В ЕЭП формируется регулирующий орган, в котором безусловно будет доминировать РФ в соответствии с предложенным принципом распределения голосов по объемам ВВП стран-участниц. Без надлежащего закрепления принципа собственного доминирования Россия вряд ли может согласиться на создание зоны свободной торговли “без изъятий и ограничений”, о чем свидетельствует опыт создания ЗСТ в границах СНГ, которая оказалась неэффективной именно потому, что РФ делала “изъятия и ограничения”, особенно в сфере энергоносителей.

Итак с созданием ЕЭП фактически речь идет о создании относительно закрытого пространства, более или менее изолированного от другого мира, в котором доминирует Москва, которая и устанавливает те или иные правила поведения – сначала экономического, а со временем и политического и культурного. Для Украины, в отличие от других стран-членов ЕЭП, это еще означает фактический отказ от курса на европейскую интеграцию, подмену реального смысла евроинтеграции Украины лозунгами типа “в Европу вместе с Россией”, или теперь, как можно говорить, – “вместе с Белоруссией и Казахстаном”.

Правда, российское посольство в Украине после подписания Ялтинского соглашения о ЕЭП, выступило со своим толкованием, уверяя, что ЕЭП не будет мешать евроинтеграции Украины, даже если будет введена общая валюта ЕЭП, что этот исключительно экономический проект без какой-либо политического подоплеки. Главное, по мнению россиян, что создания ЕЭП вместе с начатым диалогом “Россия-ЕС” и “Украина-ЕС” будет оказывать содействие формированию большого общего европейского экономического пространства – СЕЭП. Ведь никто теперь не будет возражать, что в Европу Россия будет продвигаться только в формате 4-х стран ЕЭП, мощной экономической группировки с общей валютой и общими таможенными границами. Главным достижением россиян является фактический отказ украинской стороны от декларированного ею принципа стадиальности создания ЕЭП: документ, парафированный украинским первым вице-премьером, предусматривает перспективу параллельного создания институтов свободной торговли и таможенного союза, против чего раньше выступало высшее украинское руководство.

Вместе с тем, само Соглашение о создании ЕЭП, определения, которые в ней обозначенны, не является обработанным в общеприемлемых международных сроках, что дает основания для толкований и манипуляций каждой из сторон. Так, на саммите “четверки” в Ялте 24 мая 2004 г. страны-участницы продемонстрировали глубокое расхождение участников во взглядах на суть и задачу ЕЭП. Если Украина продолжает видеть в качестве первого этапа создание зоны свободной торговли без изъятий и ограничений (Украина ежегодно теряет в результате уплаты НДС на нефть и газ в $1 млрд.), то руководство РФ продолжает настаивать на образовании таможенного союза. Вместе с тем, вопреки противоречию и отсутствию консенсуса между участниками, Россия усматривает возможным выйти на “конструктивные договоренности” уже в 2005 - 2006 гг.

Сентябрьский саммит стран СНГ в Астане превратился еще в одну удобную возможность напомнить об успешном продвижении ЕЭП по стратегически определенному Россией пути. Основной пакет документов, включая создание “регулирующего надгосударственного органа” может быть готов к подписанию до 1 июня 2005 г. Украина фактически от этого мало что получает, поскольку выгодные для нее договоренности о взимании НДС по “принципу страны назначения”, нивелируются новой таможенной политикой России относительно экспорта нефти – уменьшения средства, которые должны были поступать в РФ благодаря НДС, компенсируются поступлениями от таможенной пошлины на российский экспорт. Итак, заявления относительно экономических выгод от ЕЭП пока что не подкрепляются реальной практикой.

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ

При условиях энергетической зависимости Украины от российских поставщиков энергоресурсов, которая будет сохраняться еще продолжительное время, и дальнейшего существенного сокращения масштабов сотрудничества в экономике, НАИБОЛЕЕ ДЕЙСТВЕННЫМ СРЕДСТВОМ РОССИЙСКОГО ВЛИЯНИЯ НА ПОЗИЦИИ УКРАИНЫ ОСТАЕТСЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ. При тенденции к сокращению добычи энергоносителей в самой России и затруднительной социально-экономической ситуации Украине следует ожидать дальнейшего ужесточения позиции партнеров на переговорах относительно погашения задолженности за энергоносители с требованием расчетов путем предоставления контрольных пакетов акций ключевых хозяйственных объектов. Так в конце октября 2003 г. российский “Газпром” согласился принять облигации “Нефтегаза Украины” за счет украинского газового долга на сумму 1,4 млрд. дол.

Зарегистрированный в январе 2003 г. российско-украинский газотранспортный консорциум по использованию украинской транзитной системы газопроводов ожидала сложная судьба. Относительно нецелесообразности и невыгодности этого проекта для интересов Украины в декабре того же года заявил вице-премьер украинского правительства В.Гайдук, за что сразу поплатился должностью. Консорциум, в конце концов, так и не стал реальностью экономической и бизнесовой, но утверждался скорее как политическая реальность. Консорциум выглядит ничуть не лучше других российских масштабных предложений – реверс нефтепровода “Одесса-Броды”, объединение энергосистем обоих государств, и т.п.. Проект консорциума остается сомнительным и необоснованным экономически, политически и технологически. Единственное что может его удержать в пределах реальности – привлечение к консорциуму иностранных инвесторов, в частности основного потребителя - немецкий “Рургаз”, что предполагалось уже с самого начала выдвижения идеи консорциума на трехсторонней встрече в Санкт-Петербурге обоих президентов и немецкого канцлера. Позднее Германия почему-то не привлекалась к созданию консорциума на разных этапах продвижения проекта.

Работа по созданию консорциума затягивается из-за несогласования позиций между Украиной и Россией. Основное противоречие – тарифная политика, контрольный пакет акций и место третьей стороны (Германии). Так, на предложения украинской стороны провести встречу экспертов из Украины, РФ и Германии по вопросу создания консорциума, российская сторона отказывалась принимать в ней участие. Но эта позиция РФ претерпевает изменения в связи с отладкой более тесных отношений России с Германией. Лишь в начале июня 2004 г. вследствие трехсторонних переговоров была достигнута договоренность о степени участия каждой стороны в проекте, но принципиальные вопросы в сфере управления и собственности так и не были решены.

На протяжении последнего года вокруг путей использования нефтепровода “Одесса-Броды” велась не менее отчаянная борьба, чем вокруг проекта ЕЭП. Его использование по прямому назначению – транспортирование нефти к европейским рынкам – явным образом затягивалось, что стало основанием для российской компании ТНК выступить с довольно “альтруистичным” предложением использовать его в реверсном направлении “Броды-Одесса” со следующей перевозкой танкерами через Босфор к европейским рынкам. Обе позиции нашли приверженцев и среди украинских политиков и бизнесовых элит, что поставило вопрос использования нефтепровода на острие внутриполитической борьбы. В более широком, геополитическом смысле, эта проблема возникла как выбор Украиной главного вектора ее внешних ориентаций – между декларированным курсом на евроинтеграцию, поскольку речь шла о привязывании украинской экономики к европейской, и более реальным курсом на российскую интеграцию, поскольку реверс практически мог оказывать содействие переходу нефтепровода под российский контроль

Проект “Одесса – Броды” был зачислен к числу стратегически важных для ЕС как составляющая политики диверсификации энергоснабжения и элемент энергетической безопасности Европы. К проекту была привлечена Польша, заинтересованная в продолжении нефтепровода до Гданьска. Свои интересы здесь нашли и США. Для Запада реверсное использование нефтепровода означало бы прекращение стратегического сотрудничества с Украиной относительно его прямого использования.

В отличие от Запада, российский вариант предусматривал определенные тактические преимущества на период, пока не будет возможно запустить нефтепровод в прямом режиме. Но возможность российской компании ТНК, вопреки всем обещаниям, предоставить полные объемы нефти для реверса вызвали значительные сомнения, учитывая недостаток нефтяных мощностей. Кроме того, если даже существуют дополнительные объемы нефти, ТНК почему-то не соглашалась на использование днепровских нефтепроводов, что было бы для них значительно дешевле. Пропускные мощности черноморских протоков не являются такими значительными, чтобы выдержать новые масштабные перевозки, и Турция всячески старается их ограничить, имея в виду экологические проблемы, которые возникают с этим. Итак, истинной причиной реверсного использования нефтепровода “Одесса-Броды” является его стратегическое блокирование путем предоставления тактических преференций. Добившись реверса, Россия сможет окончательно монополизировать снабжение энергоносителей на Украину, создать предпосылки для реализации проекта создания ЕЭП, дистанциировать Украину от ЕС и, как следствие, получить дополнительные возможности для позиционирования как третий центр влияния в мире после США и ЕС.

Но вследствие уверений Казахстана и Азербайджана относительно заинтересованности в использовании мощностей нефтепровода “Одеса-Броды” в прямом режиме для снабжения нефти на европейские рынки, подписания межправительственного соглашения Украины и Польши 27 ноября 2003 г. о достройке нефтепровода до Плоцка, Кабмин Украины 4 февраля 2004 г. принял окончательное решение относительно использования нефтепровода в прямом направлении, который и должен был быть запущен в эксплуатацию уже через несколько месяцев. Российским компаниям было предложено принять участие в новосоздаваемом консорциуме по использованию нефтепровода и одесского нефтетерминала “Южный”. План расширенного сотрудничества с Россией предусматривал в конечном итоге получение ею значительных дополнительных транзитных возможностей.

Перелома в политике использования нефтепровода Одесса-Броды, можно было ожидать уже после увольнения противника реверсного варианта министра топлива С.Ермилова, а потом и А. Тодийчука. Ожидания относительно вероятного пересмотра принятых украинским правительством решений в пользу прямого использования оправдались, и логика событий привела к принятию правительством В.Януковича летом 2004 решения относительно реверсного использования нефтепровода, чем аппетиты российских нефтетранзитных компаний на этом этапе были полностью удовлетворены.

ВОПРОС ГРАНИЦ…

…В вопросе украинско-российской границы Москва заняла позицию, что принципиально не считает нужным проводить их демаркацию, что свидетельствует о ее своеобразном отношении к границам со странами СНГ в отличие от российских границ с другими “более настоящими” государствами. Фактически же УКРАИНСКО-РОССИЙСКАЯ ГРАНИЦА СУЩЕСТВУЕТ ЛИШЬ НА БУМАГЕ, ПОСКОЛЬКУ ЕЕ РЕЖИМ И НЕУСТРОЕННОСТЬ НЕ СОЗДАЮТ БОЛЬШИХ ПРЕГРАД ДЛЯ ПРОНИКНОВЕНИЯ КРИМИНАЛЬНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ, НЕЛЕГАЛЬНОЙ МИГРАЦИИ, И Т.П., ЧТО СОЗДАЕТ ЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДЛЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ…

ВЫВОДЫ

В целом, мы должны зафиксировать углубление поворота украинской внешней политики в сторону более тесного сотрудничества с Россией, который наметился еще с конца 2000 г. …

Вместе с тем, сближение Украины с Россией еще не приобрело настолько определенные формы, чтобы говорить о стратегическом характере дрейфа Украины в сторону Москвы по аналогии с “белорусским вариантом”…

Усиление зависимости от РФ явным образом противоречит ведущей тенденции десяти лет государственности Украины, ориентированной на Запад…

Запад оказался перед угрозой восстановления масштабной экономической и политической интеграции двух государств, что поворачивает международную ситуацию в новый круг конфронтации, призабытой со времен “холодной войны”. Вопрос состоит в том, действительно ли ЕС соглашается на возникновение нового “железного занавеса” на Востоке по линии западных границ РФ, Беларуси и Украины и, таким образом, ограничивает продвижение своих интересов в Восточной Европе? Если так, Украине остается очень мало шансов проводить свою самостоятельную внешнеполитическую линию.

В украинско-российских отношениях сложились несколько узлов противоречий, которые становятся реальными в результате изменения внешнеполитических реалий и внутриполитической ситуации в государствах. Среди них можно выделить территориальные претензии, экономические проблемы, гуманитарные упреки и информационное давление. В этой плоскости следует ожидать новых проявлений наступления на стратегические интересы Украины по разным направлениям как двустороннего общения Украина - РФ, так и в рамках СНГ и других региональных структур.

Учитывая ситуацию вокруг Украины, которая сложилась с расширением Евросоюза, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ, БЕРЯ ВО ВНИМАНИЕ СВОИ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ИНТЕРЕСЫ, СДЕЛАЕТ ВСЕ ВОЗМОЖНОЕ, ЧТОБЫ ДИСТАНЦИИРОВАТЬ НАШЕ ГОСУДАРСТВО ОТ НАПРАВЛЕНИЯ ЕВРОАТЛАНТИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ. Реакция России на „потерю” стран Балтии, а также на меморандум о сотрудничестве Украины с НАТО, позиция представителей властного истеблишмента, высказывания ведущих российских политологов четко сформулировали мнение о том, что подобный вариант с Украиной не является возможным. Итак, евроатлантический выбор Украины, что не вписывается в российскую стратегию внешней политики, будет всячески отрицаться. Для этого РФ будет принимать разные меры – от экономических препятствий до привлечения европейских организаций по защите наций и народностей.

В КОНТЕКСТЕ ПРЕЗИДЕНТСКОЙ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ В УКРАИНЕ РОССИЯ ЗАИНТЕРЕСОВАНА НЕ ТОЛЬКО В ПОБЕДЕ ВЫГОДНОГО ЕЙ КАНДИДАТА, НО И В ГРЯЗНОЙ ПОБЕДЕ С ТЕМ, ЧТОБЫ ЛЕГИТИМНОСТЬ ВЫБОРОВ БЫЛА ПОСТАВЛЕНА ПОД СОМНЕНИЕ ЗАПАДОМ. При таких условиях новая власть в Украине, находясь в полной или частичной изоляции, вынуждена будет в еще большей степени следовать ожиданиям России...


 


ПРОГРАММА БЕЗОПАСНОСТИ ЧЕРНОМОРСКОГО РЕГИОНА - 2008

CD презентация

Ежегодный бюллетень


ПУБЛИКАЦИИ
 

Посол Азер Худиев - Китай- Азербайджан - Грузия - Украина

 

Tedo Japaridze - Foreign Policy or Battle Cry?

 

Институт Европы: Средиземноморье-Черноморье-Каспий

 
ЕЩЕ  
   
РАДУЕМСЯ ВАШИМ УСПЕХАМ!
 
Григол Мгалоблишвили назначен послом Грузии в НАТО


Send your congratulations
 
Генерал-лейтенант Уильям Фрейзер был назначен помощником начальника ОКНШ

Send your congratulations
 
Александру Котоара-Николае из Румынии получил звание бригадного генерала

Send your congratulations
 
Генерал Майор Драго Луврич был назначен военным представителем Хорватии в НАТО

Send your congratulations
 
Г-н Микола Кулинич был назначен послом Украины в Японии

Send your congratulations
 
ЕЩЕ
 
Empty or InValid Ad file
 
 

 

©2001—2019 Black Sea Security Program. All rights reserved.