OUR PARTNERS  

  Фонд Карнеги
Фонд Карнеги
 
  МИСИ
МИСИ
 
  Черноморский Форум
Черноморский Форум
 
  НАТО
НАТО
 
  International Centre for Black Sea Studies
International Centre for Black Sea Studies
 
  МинОбороны США
МинОбороны США
 
  Видання
Видання "Наука і оборона"
 
 
You are 1440577 visitor
Since September 2001
Игорь Смешко: «СПЕЦСЛУЖБА УКРАИНЫ ДОЛЖНА БЫТЬ АБСОЛЮТНО ДЕПОЛИТИЗИРОВАННОЙ ОРГАНИЗАЦИЕЙ»

«Украинская газета» (информационно-аналитический еженедельник), № 14 (346), 13-19 апреля 2005 года, статья «Правила безопасности от СМЕШКО»

Наш сегодняшний собеседник совершил головокружительную карьеру в национальных спецслужбах, и казалось, что уже доказал свою профессиональную состоятельность. Потом случилась Помаранчевая революция и он, вместе с другими влиятельными членами старой команды, неожиданно исчез из публичной жизни. Но имеет ли право исчезать человек, имевший доступ к большим государственным тайнам и затеявший в свое время грандиозное реформирование спецслужб? И почему новая правящая команда столь легко расстается с людьми, доказавшими свой профессионализм?

Считается, что в стране сегодня происходит не только смена принципов государственного управления, но также и внутренних ценностей государственной системы. Украина пытается превратить собственное государство из репрессивного органа подавления общественных инициатив в стандартный наблюдательный (арбитражный) орган европейского типа. Замена же принципов госуправления, безусловно, требует тотального обновления и кадрового состава нового государства. Вопрос в том, насколько качественным является нынешний управленческий персонал? Второй вопрос: имеет ли право новое государство так безжалостно выбрасывать всех тех, кто делал карьеру при прошлой власти? Силовые структуры – в том числе и СБУ – также подвергаются сегодня тотальной перестройке. Насколько системной будет эта перестройка и сможет ли замена двух-трех десятков «верхушечных руководителей», поменять внутреннее содержание системы – покажет время. Но уже сейчас можно попытаться ответить на несколько ключевых вопросов. Какой была роль украинских спецслужб в Помаранчевой революции? Почему спецслужбы «проспали» революцию? Где грань между прозрачностью спецслужбы и ее дееспособностью? Об этом мы разговариваем с экс-председателем Службы безопасности Украины Игорем Петровичем СМЕШКО.

- Игорь Петрович, что, по-вашему, произошло в Украине в ноябре/декабре 2004 года? Одна сторона называет это Помаранчевой революцией, когда общество попыталось изменить принципы государственного управления и сделало это. Другая сторона, активных приверженцев которой с каждым днем становиться все меньше, считает этот период «оранжевым путчем», который привел к самовольному захвату власти в стране. А что произошло на самом деле?

- В Украине не было самовольного захвата власти. Выборы Президента состоялись. В тоже же время говорить о том, что в стране уже произошло какое-либо коренное изменение принципов государственного управления еще рано. Думаю, что точное определение понятия того, что произошло в Украине в ноябре-декабре 2004 года – это удел политологов. Однако окончательный ответ на этот вопрос, наверное, смогут дать только историки, по прошествию времени, равному приблизительно времени жизни одного поколения. Так, по крайней мере, учит исторический опыт.

С моей же личной точки зрения – в ноябре-декабре 2004 года в Украине были заложены серьезные предпосылки для завершения эволюционного и, к счастью, до сих пор бескровного, процесса преобразования многонационального, постсоциалистического общества, которое проживало на территории бывшей Украинской советской социалистической республики, в составе СССР, – в украинскую нацию. Хочу подчеркнуть, что пока можно говорить только о предпосылках. Радует также, что эти события сопровождались с одновременным формированием в Украине основных элементов гражданского общества европейского типа. Без которых построение в стране демократической системы власти и наши евро-интеграционные устремления – утопия. Кстати, это дополнительно накладывает огромную ответственность на тех, кому народ доверил на этом переломном этапе своего развития свою судьбу и свои надежды…

- В последнее время появляется много спекуляций на тему «роли и места СБУ» в Помаранчевой революции. С подачи ряда иностранных изданий СБУ предстала в роли едва ли не основного спасителя революции, а также государственного органа, удержавшего тогдашнюю власть и ее ястребов от организации кровавых побоищ на столичных улицах. Однако украинские издания и, особенно, ряд оппозиционных политиков, перешедших на работу в новую власть – заявляют, что это всего лишь попытка «выйти сухими из воды», попытка спасти свою репутацию и …уйти от наказания. Так все-таки, к чему склонялось руководство СБУ в переломные ноябрьские дни – к силе или к разуму?

- Сразу же хочу внести ясность в основной вопрос о «роли и месте» в революции… Служба безопасности Украины не принимала и не могла принимать участие в каких-либо «революционных» действиях. Это вытекает из нашего статуса – мы военнослужащие, давшие присягу на верность народу Украины, а не «боевой отряд » какой-либо партии. В силу этого, я и мои ближайшие коллеги в руководстве СБУ того времени, меньше всего хотели бы стать участниками или «героями», какой-либо революции. Любая революция, по определению, представляет собой насильственный захват власти. А в процессе такого захвата платят своей кровью, как правило, не политики, организовавшие подобную революцию, а все тот же простой и святой в своей вере народ, – защитить который мы и присягали. Поэтому моей задачей было как раз противоположное – абсолютное исключение какого-либо насилия при передаче власти в стране в процессе выборов. И я счастлив, что эта задача, благодаря профессионализму, чувству офицерского долга и любви к Родине со стороны моих бывших подчиненных, – сотрудников СБУ, была успешно выполнена. Остальное, – за историками. Только они, со временем, имея на руках весь необходимый и к тому времени доступный материал, смогут трезво оценить насколько угрозы и риски, со стороны обоих противоборствующих сторон во время выборов, были адекватны оперативным контрмерам со стороны нашей спецслужбы. Еще раз подчеркну, что главной, на тот момент, для нас целью являлось только одно - абсолютно исключить кровопролитие в стране при смене власти…

Добавлю и еще кое-что: стараясь работать исключительно в существующем правовом поле, многие сотрудники СБУ действительно рисковали в те дни не только своими погонами и должностями. Некоторые из них заранее знали, что после окончания выборов им придется расстаться не только с любимой профессией, но также испытать себя на прочность через унижения и незаслуженные оскорбления. Но альтернативы у нас не было. Мы должны были выполнить свой долг в то время, в тот час, и в том месте, где Господь Бог нам определил это сделать. Кстати сказать, на Майдане ведь тоже были и наши родственники, и наши дети. Что же касается заявлений о попытках «выйти сухими из воды» или «уйти от наказания», – то нам не в чем и не перед кем оправдываться. Мы свое дело сделали – в жестком противостоянии двух непримиримых сторон, когда каждая из которых готова была идти до конца, а риск гражданской войны в стране был вполне реальным, – победил разум. И ни одной капли крови наших сограждан не было пролито на нашей украинской земле. Народу же была предоставлена возможность сделать свой выбор и взять на себя ответственность за этот выбор. Остальное, как я уже говорил – удел политологов и историков. А наград и должностей из нас никто не ждал, о них не просил и на них не надеялся. Да и благодарить нас не за что. Я и мои коллеги, в первую очередь, – кадровые офицеры. Нас не надо учить любить свою Родину.

- Сегодня происходит не просто замена ряда ключевых министров, мы наблюдаем попытку преобразования всей системы государственного управления. Будет ли эта попытка удачной или неудачной – покажет время. И, тем не менее, это системная глобальная реформа, которую Украина не переживала со времен независимости в далеком 1991 году. Способно ли наше государство пережить подобную административную революцию?

- Способно. Только новому руководству страны надо помнить о том, что доверие народа никогда не дается навечно. Политикам всегда полезно это помнить. В святом писании есть такие слова: «…И по делам их будете судить их…». По делам – не по словам. Так что кредит доверия ограничен во времени. Да и времени на учебу у новой власти уже нет. Наш народ, один из самых терпеливых и образованных в Европе, и так дал фору своей правящей элите в тринадцать лет на учебу в управлении государством. Выход один – надо беречь профессионалов и научится любить своих политических оппонентов. Борьба с прошлым отнимает время и энергию, которые необходимы на созидание будущего. Припоминаю, по этому поводу, свой разговор с японским военным атташе в Вашингтоне в 1993 году. Мы говорили об экономической ситуации в странах бывшего СССР, и мой коллега того времени заметил: «…Вам будут нужны инвестиции с Запада и Японии, чтобы поднять экономику. Но они не придут в страну, которая не уважает свою историю, и тратит свое драгоценное время на борьбу со своим прошлым. Меньше оглядывайтесь назад, – тогда у вас будет шанс пройти больше и быстрее вперед…».

- Еще одна популярная нынче тема – люстрация. Насколько оправдано говорить о том, что все без исключения члены прошлой правящей команды должны нести ответственность за провалы во внутренней и внешней политике. Что такое ответственность за грехи? И можно ли вообще управлять чем-либо, не допуская ошибок?

- Не совершать ошибок – значит ничего не делать или не брать на себя ответственность, подставляя при этом других. Вопрос в том, что необходимо отличать неумышленные ошибки от преступления. За совершенные преступления необходимо отвечать по закону. Это обязательное условие самоочищения нации. Но искусственное превращение ошибок в преступления, или политическое «назначение виновным в преступлении», используя для этого рычаги власти, – это новое преступление, которое ведет к деградации нации. Если все, что было сделано до сих пор в Украине во внутренней и внешней политике оказалось провалом, то откуда взялась нынешняя правящая команда? Она что стажировалась в управлении государством на Луне? «Беременность» процессом, который завершился в ноябре/декабре 2004 года в Украине успешным созданием в нашей стране основ гражданского общества, – была начата еще в 1994 году. Если бы в 1994 году первый Президент Украины Леонид Кравчук использовал весь возможный админресурс, для того чтобы остаться у власти, а второй Президент Украины Леонид Кучма повторил бы это в 2004 году, то смена власти, возможно, и произошла бы, но ценой огромной крови, раскола и ненависти в обществе. И таким образом, был бы поставлен крест на процессе создания в стране гражданского общества, а также на европейском будущем Украины в обозримом будущем. Так что первых двух Президентов нашего государства - и Леонида Кравчука, и Леонида Кучму - смело можно называть «виновными в беременности демократией» в нашей стране, даже не закрывая глаза на все возможные просчеты и ошибки в их деятельности по созданию государственности в Украине. Учтите только, что ведь им первыми пришлось «прокладывать лыжню» по всем направлениям строительства государства и основ рыночной экономики. И учиться им было не у кого.

- Исторически так сложилось, что спецслужбы на советском пространстве предпочитали заниматься политическим сыском. Это и понятно. Незрелые демократии и незрелые правительства всегда считали, что спецслужба должна играть роль Большого брата. Знаю, что в свое время вы выступили с инициативой реформирования украинской спецслужбы и вскоре проекты этих реформ получили название «деКГБизация». Игорь Петрович, а вам не страшно было вести игру против так называемой «старой гвардии», т.е. против сторонников политической службы?

- Я ведь не служил в органах КГБ бывшего СССР. Как уже было сказано: я - кадровый военный. Поэтому заниматься политическим сыском меня никто и никогда не обучал. Мне повезло, что первыми моими наставниками в военном училище были еще офицеры-фронтовики. Они научили меня, как я считаю, главному – любить и гордиться своей Родиной, дорожить офицерской честью и доверием своих подчиненных, и, прежде всего, служить и защищать свой народ и свое Отечество… Что касается реформирования СБУ, то необходимость ее переустройства я понял еще в 1992 году, когда находился в загранкомандировке в США. Между военной разведкой и госбезопасностью всегда существовали не простые взаимоотношения, но, по крайней мере, в СССР, как и в других развитых странах мира, – эти отношения были строго регламентированы соответствующими нормативно-правовыми документами и устойчивыми традициями. В Украине в 1991 года этого ничего не было. Поэтому весь путь становления украинской военной разведки был отмечен скрытым противостоянием с оппонентом №1 – СБУ, – за право независимого существования Главного управления разведки Минобороны. Как изменились мои взгляды после почти полуторагодичного пребывания в должности Председателя Службы безопасности Украины? Я убедился в том, что по своему потенциалу это самая профессиональная спецслужба страны, которая имеет огромный резерв для улучшения своей работы. Но ее необходимо срочно реформировать. И одной из ее серьезных проблем является, как Вы отметили, проблема «старой гвардии». При этом хочу, чтобы было предельно точно сформулировано то, что, я понимаю под этим термином – «старая гвардия». В моем понимании этот термин характеризует не возраст, а скорее ментальность. Если хотите – это «состояние души», ностальгия по «добрым старым временам», когда красная книжечка с аббревиатурой КГБ сразу ставила тебя выше всех других «непосвященных» собратьев по обществу и гарантировала тебе корпоративную неприкосновенность с практически неограниченной властью над судьбами других людей. Это и хорошо маскируемое внутреннее презрение ко всем изменениям, которые произошли в стране после 1991 года. А также неверие в самостоятельное будущее независимой Украины. Опасность в том, что люди, наделенные такими качествами, не только имеют репутацию «профессионалов» среди остального «непосвященного» и презираемого ими же общества, но и имеют за плечами многолетний опыт маскировки своих настоящих взглядов и убеждений. Так что я убежден, что реформирование, а не «консервирование» СБУ – одна из приоритетных задач, от решения которых в том числе зависит будущее демократии и успех реформ в нашей стране. Кстати, более чем 70% личного состава СБУ в настоящее время, – это уже те, кто пришел служить в органы безопасности независимой Украины после 1991 года.

Летом 2004 года мною была уже направлена в Верховную Раду, профильный Комитет по вопросам национальной безопасности и обороны, Концепция реформирования Службы безопасности Украины. Она состояла из трех основных элементов: 1) выделение разведки СБУ в самостоятельный национальный орган внешней разведки страны; 2) передача органов военной контрразведки в Министерство обороны и 3) поэтапное освобождение СБУ от функций правоохранительного органа, и в первую очередь, – следствия.

В результате таких реформ, Служба безопасности Украины должна была бы стать чистой спецслужбой. Повторяю – исключительно спецслужбой, работающей внутри страны, и отвечающей, прежде всего, за контрразведывательное обеспечение и защиту национальных интересов Украины внутри страны. За время, которое было у нас, мы сумели практически выполнить только первое, а также подготовить реализацию второго.

- Как в идеале должна выглядеть государственная спецслужба такой страны как Украина? Если учесть, во-первых, что демократические традиции (а мы к таковым вроде бы приближаемся) запрещают без крайней нужды следить за собственными гражданами, а, во-вторых, наша спецслужба не может принимать участие в больших «шпионских играх». Чем должна заниматься СБУ – промышленный шпионаж, отслеживание рабочих цепочек транснациональных преступных корпораций, профилактика терроризма?

- Спецслужба Украины должна быть компактной, мобильной, высокоэлитарной, хорошо оплачиваемой и абсолютно деполитизированной организацией, служащей исключительно интересам становления и защиты украинской государственности европейского типа с глубокими демократическими традициями. Думаю, что для Украины достаточным, в данный момент, было бы существование: 1) Службы безопасности Украины – как национального контрразведывательного органа, без правоохранительных функций; 2) Службы внешней разведки – как национального разведывательного органа и основы для координации двух других ведомственных разведок, имеющих право работы за рубежом и входящих в состав Министерства обороны и Государственной пограничной службы. Такая координация, как показывает международный и наш отечественный опыт, могла бы осуществляться через объединенный, межведомственный Комитет по вопросам разведки при Президенте Украины.

Характерным, при этом, для спецслужбы должно быть то, что она не должна иметь отношение к следственной работе и подменять собой правоохранительный орган. Опыт демократически развитых стран мира доказывает, что объединение в одной структуре: 1) спецслужбы, с ее особыми полномочиями по агентурному проникновению, 2) правоохранительного органа, который может применять санкцию взятия под стражу и таким образом ограничивать свободу граждан, а также 3) органа досудебного дознания, ведущего следствие (и имеющего возможность «оправдать» первые два действия своего же ведомства) – крайне опасно. С точки зрения соблазна для политического руководства страны использовать такой «железный кулак» в своих узко партийных или клановых целях для «разборки» с политическими оппонентами или для удержания власти.

Что же касается основных приоритетов для Службы безопасности, то ими, по моему мнению, на данном этапе развития нашего государства должны быть:

- борьба с агентурным проникновением в органы государственной власти нашей страны спецслужб иностранных государств и защита государственных секретов;

- защита конституционного строя Украины, как основы для свободного и что очень важно – эволюционного развития нашего общества, с целью построения в нашей стране полноценной демократической системы государственного управления европейского типа с развитой рыночной экономикой;

- борьба с транснациональными организованными преступными группировками, способными коррумпировать высшие эшелоны власти в нашей стране и серьезно криминализировать экономику Украины;

- борьба с международным терроризмом, как прямой угрозой жизни и безопасности для граждан Украины и наших партнеров за рубежом;

- борьба с незаконным распространением оружия, в первую очередь оружия массового уничтожения и ракетных технологий, которые несут прямую угрозу миру и стабильности на планете.

Кстати проблема координации всей правоохранительной системы государства для выполнения этих задач, могла бы, как учит международный опыт, осуществляться через специальный межминистерский Комитет по вопросам контрразведки и борьбы с международной оргпреступностью и терроризмом при Кабинете Министров Украины или через соответствующую структуру Совета национальной безопасности и обороны Украины.

- Мы не можем обойти тему Ваших отношений или неотношений с Виктором Владимировичем Медведчуком. Игоря Смешко нередко называли членом команды Медведчука и даже доверенным лицом экс-главы президентской администрации. Вы действительно член команды и что это такое быть в команде Медведчука?

- Ранее меня уже дважды причисляли к двум другим командам. В 1995-2000 годах считалось, что я член «команды» Владимира Павловича Горбулина. Потом, с 2000 по 2003 года, некоторые называли меня «человеком» Евгения Кирилловича Марчука. Затем в 2003 году появилась версия, что я - «член команды» Виктора Владимировича Медведчука. Сразу же хочу отметить, что в силу занимаемых мною должностей с 1995 по 2005 года (Председатель Комитета по разведке при Президенте Украины (1995-1998 гг.), начальник Главного управления разведки МО Украины (1997-2000 гг.), первый заместитель Секретаря СНБО Украины (2002-2003 гг.) и Председатель Службы безопасности Украины (2003-2005 гг.) – прим. авт.) мне действительно пришлось близко узнать и совместно работать с этими влиятельными, опытными и умными политиками Украины. Каждый из них имеет качества, по-своему уникальные для молодой государственности Украины. Но членом «команды» ни одного из них я не был. Откровенно говоря, я даже не знаком с «командами» этих, безусловно, талантливых людей. Мне достаточно чувства уважения, которое, смею надеяться, связывает нас.

- Возвращаясь к событиям президентской избирательной кампании возникает закономерный вопрос: «Если СБУ, имеющая неплохой информационно-аналитический аппарат, знала о настроениях, царящих в обществе, о нежелании общества признать Януковича преемником, о негативной оценке того мощного административного давления, развязанного накануне выборов, почему об этом не знали те же Медведчук, Кучма и Янукович? Или все-таки Служба не сумела провести полноценный мониторинг общественных настроений…

- Мое глубокое убеждение, что независимым мониторингом общественных настроений должны заниматься независимые, неправительственные организации, а не СБУ. Но это в идеале. А в реальной пока жизни, Служба безопасности владела и владеет определенной информацией о том, как общество реагирует на те или иные шаги правительства. Кстати, без такого знания – защита конституционного строя невозможна. Поверьте, что мы честно исполняли свой долг по адекватному информированию тех лиц, которые определены законом. Но СБУ, по крайней мере, при мне, не вмешивалась в политический процесс принятия решений. Порой это даже вызвало определенное недоумение у некоторых членов правительства. Однако моей задачей и задачей, которую я поставил перед своими ближайшими подчиненными во время президентских выборов, было:

- исключить втягивание СБУ в какие-либо политические процессы, происходящие в стране во время выборов и обеспечить гражданам Украины возможность самим решать свою судьбу, а также взять на себя ответственность за это решение;

- не допустить антиконституционных проявлений и, в первую очередь, попыток насильственного захвата власти в стране, а также каких-либо посягательств на территориальную целостность государства;

- абсолютно исключить возможность насилия при решении политических разногласий; Ни одной капли крови, ни при каких обстоятельствах не должно было быть пролито на украинской земле.

Для выполнения этих задач и были задействованы все возможности Службы безопасности Украины. Хотелось бы также особо отметить, что усилий только одной Службы безопасности для выполнения, в частности, третьей задачи было бы явно недостаточно, если бы имеющие реальную силу и власть в стране в тот момент не имели разума, а имеющие превосходящее доверие и веру народа, – не имели бы терпения. В этой связи достойны также особых слов благодарности, за выдержку и государственную позицию в те дни, Председатель Верховного Совета Украины Владимир Михайлович Литвин и мэр г.Киева Александр Александрович Омельченко.

- И вновь о «командах». Скажите, а может ли человек, занимающий ту или иную высокую должность, и тем более, будучи председателем СБУ, не иметь личных доверительных отношений с кем-либо из того же высшего управления? Можно ли говорить о незаангажированности кого-либо в принципе? Скажем, Вас считали человеком Медведчука, а вот Турчинова называют человеком Тимошенко. А разве может человек стать кем-либо, не имея больших связей? Или лучше – как добиться независимости руководителей высокого ранга?

- Насчет доверительных отношений. И да, и нет. Естественно, что каждый руководитель желает иметь среди своих подчиненных абсолютно лояльных, прежде всего ему, людей. Однако, чем выше должность, тем выше профессиональные стандарты, которым должен соответствовать человек, для того чтобы профессионально выполнять свои функциональные обязанности. Рано или поздно непрофессионализм, пусть даже абсолютно лояльного высшему руководителю человека, может серьезно ударить по самому руководителю. Это может привести к потере таким руководителем не только своей должности, но и, если хотите, своей биографии и даже чести. Так что умный и, самое главное, опытный руководитель подбирает своих подчиненных по критериям, прежде всего, высокого профессионализма и глубокой внутренней порядочности человека. Если есть порядочность – личная лояльность уже не так важна. Скажем, порядочный человек никогда публично не будет критиковать своего бывшего руководителя по той лишь простой причине, что тот, в свое время, доверил именно ему возможность проявить себя на новом, более высоком участке работы. Если такой эксперимент заканчивается разочарованием обеих сторон, то элементарная воспитанность диктует, что младший, если считает нужным, может в будущем даже избегать встреч или какого-либо общения со своим бывшим руководителем, но публично критиковать человека, который помог тебе испытать себя на более высоком уровне деятельности, – по крайней мере, – непорядочно. Задолго до нас было сформулировано: «…предавший однажды, обязательно сделает это дважды…». Что же касается лично меня, то я никогда не занимал должности только потому, что был членом какой-либо «команды». Как раз наоборот. Меня всегда приглашали работать в уже сформировавшиеся «команды». Я никогда не был и уже не буду чьим-то, кроме, Господа Бога, своих родителей и сына своего Отечества, – и очень горжусь этим.

- Валерий Кравченко – экс-генерал, который атаковал собственное руководство. Таких примеров история спецслужб - и не только украинских, но советских, американских и т.д. – знает множество. Что стоит за поступками этих людей? Если говорить не о политической ситуативной целесообразности, а о внутренней лояльности. Почему?

- Вы правы. Подобные явления, как они не болезненны для любой спецслужбы, не характерны только для нашей страны. Еще древние философы говорили: «…У каждого поступка человека есть, как минимум, две побудительные причины. Одна – настоящая и другая та, - которая хорошо звучит…». В соответствии со статьей 35 раздела VII Закона Украины «О Службе безопасности Украины», каждый офицер СБУ обязан, подчеркиваю, обязан по закону, не выполнять противозаконные приказы начальства, если таковые поступят ему. Эта статья Закона дает право любому офицеру обжаловать действия своего руководства в суде. Причем, если необходимо, для этого есть органы военных прокуратуры и суда, которые могут проводить заседания в закрытом режиме. Также согласно Закону Украины «О гостайне» не может быть засекречена информация о противоправных и преступных действиях должностных лиц государства. Что мешает господину В.Кравченко в этом случае добиться в суде законного, с его точки зрения, осуждения должностных лиц, которых он обвинил в противоправных действиях? Тем более что в настоящее время все они не занимают уже прежние должности. Я не был знаком с Валерием Кравченко, но от себя могу лишь добавить, что кадровый офицер перед тем, как обращаться к иностранному «третейскому суду», – должен помнить старое офицерское правило: «Даже если она неправа – она моя Родина».

Беседовал Михаил ПОДОЛЯК


 


ПРОГРАММА БЕЗОПАСНОСТИ ЧЕРНОМОРСКОГО РЕГИОНА - 2008

CD презентация

Ежегодный бюллетень


ПУБЛИКАЦИИ
 

Посол Азер Худиев - Китай- Азербайджан - Грузия - Украина

 

Tedo Japaridze - Foreign Policy or Battle Cry?

 

Институт Европы: Средиземноморье-Черноморье-Каспий

 
ЕЩЕ  
   
РАДУЕМСЯ ВАШИМ УСПЕХАМ!
 
Григол Мгалоблишвили назначен послом Грузии в НАТО


Send your congratulations
 
Генерал-лейтенант Уильям Фрейзер был назначен помощником начальника ОКНШ

Send your congratulations
 
Александру Котоара-Николае из Румынии получил звание бригадного генерала

Send your congratulations
 
Генерал Майор Драго Луврич был назначен военным представителем Хорватии в НАТО

Send your congratulations
 
Г-н Микола Кулинич был назначен послом Украины в Японии

Send your congratulations
 
ЕЩЕ
 
Empty or InValid Ad file
 
 

 

©2001—2019 Black Sea Security Program. All rights reserved.