OUR PARTNERS  

  Фонд Карнеги
Фонд Карнеги
 
  МИСИ
МИСИ
 
  Черноморский Форум
Черноморский Форум
 
  НАТО
НАТО
 
  International Centre for Black Sea Studies
International Centre for Black Sea Studies
 
  МинОбороны США
МинОбороны США
 
  Видання
Видання "Наука і оборона"
 
 
You are 1336150 visitor
Since September 2001
Севастополь и проблемы международного терроризма в Черноморском регионе. Краткий анализ.

Сергей КУЛИК, Павел ЛАКИЙЧУК

Центр содействия изучению геополитических проблем черноморского региона «НОМОС»

Крымский полуостров, расположенный в самом сердце Черноморского региона, последние десятилетия стал точкой столкновения геополитических интересов Украины, России и, в определенной степени, других причерноморских государств.

О Крыме говорят много. Не так давно с экранов телеканалов не сходили картинки боевых кораблей на фоне живописных морских пейзажей, журналисты наперебой рассказывали о вояжах в Севастополь Лужкова и Затулина, содержании транспарантов на митингах сторонников канувшего в лету «президента» Мешкова, пугали зрителей татарской экспансией, доказывали «связь крымско-татарских сепаратистов с чеченскими террористами». Масло в затухающий огонь интереса к «крымской проблеме» подлили конфликт вокруг острова Тузла, вновь разгоревшиеся споры вокруг границы в Азовском море и Керченском проливе. В то же время, за муссируемыми прессой политическими коллизиями, остаются скрытыми от массового читателя процессы, происходящие в Крыму на самом деле.

Не вызывает сомнения исключительная роль Крыма, и в первую очередь, Севастополя в перспективе формирования транспортно-энергетических коммуникаций Черноморско-каспийского региона, наращивании транзитно-экспортного потенциала не только Украины, но и других малых стран региона. Вследствие этого Крым и Севастополь наравне с черноморским побережьем Грузии, оказались в центре внимания таких геополитических «монстров» как США, Европейский Союз, новая Россия, а также некоторых стран, претендующих на лидерство в исламском мире. Не секрет, что Российская Федерация, посредством Черноморского флота, дислоцирующегося в Крыму, обеспечивает свое геополитическое влияние на Черноморско-каспийский регион (дальше ЧКР), в том числе и на территорию Северного и Центрального Кавказа.

В сложившихся условиях дестабилизация обстановки в Севастопольском регионе может существенно повлиять на состояние национальной безопасности Украины, серьезно ударить по развитию отношений с Россией и другими причерноморскими странами. Не последнее место в списке факторов, способных повлиять на стабильность обстановки занимает угроза терроризма.

Нельзя не согласиться с российским автором Дмитрием Янковским 1, что Севастополь и Крым до сих пор являются потенциальной угрозой террора. Однако, говоря о возможных источниках и целях террористов, по нашему мнению, автор допускает сознательное искажение истины.

Во-первых, не вдаваясь в полемику об «исторической принадлежности Крыма» следует отметить, что, как бы это ни хотелось Янковскому, именно украинское государство, при чем без посторонней помощи, покончило с бандитским беспределом в Крыму, которому способствовали сепаратистские действия пророссийских крымских лидеров первой половины девяностых.

Во-вторых, сегодня, учитывая существование в России незатухающего «чеченского» очага напряженности, потенциальным катализатором террористической опасности в Крыму выступает именно базирование в Севастополе Черноморского флота Российской Федерации. Проведение Российской Федерацией широкомасштабных мероприятий по обеспечению национальной безопасности и предупреждению террористических актов, а также успехи федеральных сил по вытеснению и блокировке боевиков в Чечне закономерно ведут к тому, что террористы для проведения актов «возмездия» и «устрашения» будут искать менее защищенные российские объекты, находящиеся за пределами РФ. В этом смысле Севастополь является для чеченских боевиков достаточно привлекательным и уязвимым в диверсионно-террористическом отношении.

Город создавался как главная военно-морская база флота. С этой целью возводились причалы, склады, арсеналы, подземные сооружения, заводы, казармы, аэродромы и другая военная инфраструктура. После раздела флота объекты Черноморского флота России и Военно-Морских Сил Украины расположенные в непосредственной близости друг от друга оказались тесно связанными. А это 3,4 тыс. га земли, или 4,5% территории Севастополя, 90 причалов и причальных сооружений из 120 имеющихся в городе, 3 аэродрома, 300 тыс. кв. м подземных сооружений, 1,5 млн. кв. м наземных складских помещений и хранилищ, в том числе хранилища горюче-смазочных материалов на 100 тыс. тон (50 тыс. тон подземного хранения), системы навигации, связи, транспорта, управления…

В центральной части города, вдоль берегов Севастопольской бухты, находится свыше 100 воинских частей и учреждений ЧФ РФ. Это не только кадровые части, но и ракетные, торпедные, минные, артиллерийские арсеналы, топливные склады, корабли с боезапасом и горючим. На побережье бухты хранится и определенная часть сильнодействующих ядовитых веществ, расположен исследовательский ядерный реактор ИР-200, принадлежащий Севастопольскому институту ядерной энергетики. При этом в непосредственной близости к потенциально опасным объектам расположены жилые дома и элементы инфраструктуры, обеспечивающие жизнедеятельность города.

К факторам, повышающим уязвимость Севастополя как объекта террористических устремлений можно отнести следующие обстоятельства:

- участие некоторых подразделений и отдельных военнослужащих Черноморского флота России в контртеррористических мероприятиях на Северном Кавказе;

- наличие в Севастополе значительного количества отдельных объектов ЧФ России и мест компактного проживания военнослужащих Черноморского флота, которые являются потенциальными объектами террористического нападения;

- близость Крыма к районам боевых действий, открытость границ и возможность проникновения террористов как сухопутным путем через Керченский пролив из Краснодарского края, так и морским – через Грузию или Турцию;

- наличие в городе определенной социальной базы, на которую могут опираться или использовать боевики.

На социальной базе исламских террористов хотелось бы остановиться более подробно.

Скорее всего, в случае попытки проведения теракта в Крыму, боевики будут искать себе пособников в среде сильно поредевшей с середины девяностых годов чеченской диаспоры. Не смотря на то, что после убийства лидера крымской чеченской организованной преступной группировки Аслана Хасикова и ареста правоохранительными органами его преемника Сулеймана Байсарова уцелевшие «кавказцы» буквально вымелись из Крыма, с возобновлен