OUR PARTNERS  

  Фонд Карнеги
Фонд Карнеги
 
  МИСИ
МИСИ
 
  Черноморский Форум
Черноморский Форум
 
  НАТО
НАТО
 
  International Centre for Black Sea Studies
International Centre for Black Sea Studies
 
  МинОбороны США
МинОбороны США
 
  Видання
Видання "Наука і оборона"
 
 
You are 1434514 visitor
Since September 2001
Севастополь и проблемы международного терроризма в Черноморском регионе. Краткий анализ.

Сергей КУЛИК, Павел ЛАКИЙЧУК

Центр содействия изучению геополитических проблем черноморского региона «НОМОС»

Крымский полуостров, расположенный в самом сердце Черноморского региона, последние десятилетия стал точкой столкновения геополитических интересов Украины, России и, в определенной степени, других причерноморских государств.

О Крыме говорят много. Не так давно с экранов телеканалов не сходили картинки боевых кораблей на фоне живописных морских пейзажей, журналисты наперебой рассказывали о вояжах в Севастополь Лужкова и Затулина, содержании транспарантов на митингах сторонников канувшего в лету «президента» Мешкова, пугали зрителей татарской экспансией, доказывали «связь крымско-татарских сепаратистов с чеченскими террористами». Масло в затухающий огонь интереса к «крымской проблеме» подлили конфликт вокруг острова Тузла, вновь разгоревшиеся споры вокруг границы в Азовском море и Керченском проливе. В то же время, за муссируемыми прессой политическими коллизиями, остаются скрытыми от массового читателя процессы, происходящие в Крыму на самом деле.

Не вызывает сомнения исключительная роль Крыма, и в первую очередь, Севастополя в перспективе формирования транспортно-энергетических коммуникаций Черноморско-каспийского региона, наращивании транзитно-экспортного потенциала не только Украины, но и других малых стран региона. Вследствие этого Крым и Севастополь наравне с черноморским побережьем Грузии, оказались в центре внимания таких геополитических «монстров» как США, Европейский Союз, новая Россия, а также некоторых стран, претендующих на лидерство в исламском мире. Не секрет, что Российская Федерация, посредством Черноморского флота, дислоцирующегося в Крыму, обеспечивает свое геополитическое влияние на Черноморско-каспийский регион (дальше ЧКР), в том числе и на территорию Северного и Центрального Кавказа.

В сложившихся условиях дестабилизация обстановки в Севастопольском регионе может существенно повлиять на состояние национальной безопасности Украины, серьезно ударить по развитию отношений с Россией и другими причерноморскими странами. Не последнее место в списке факторов, способных повлиять на стабильность обстановки занимает угроза терроризма.

Нельзя не согласиться с российским автором Дмитрием Янковским 1, что Севастополь и Крым до сих пор являются потенциальной угрозой террора. Однако, говоря о возможных источниках и целях террористов, по нашему мнению, автор допускает сознательное искажение истины.

Во-первых, не вдаваясь в полемику об «исторической принадлежности Крыма» следует отметить, что, как бы это ни хотелось Янковскому, именно украинское государство, при чем без посторонней помощи, покончило с бандитским беспределом в Крыму, которому способствовали сепаратистские действия пророссийских крымских лидеров первой половины девяностых.

Во-вторых, сегодня, учитывая существование в России незатухающего «чеченского» очага напряженности, потенциальным катализатором террористической опасности в Крыму выступает именно базирование в Севастополе Черноморского флота Российской Федерации. Проведение Российской Федерацией широкомасштабных мероприятий по обеспечению национальной безопасности и предупреждению террористических актов, а также успехи федеральных сил по вытеснению и блокировке боевиков в Чечне закономерно ведут к тому, что террористы для проведения актов «возмездия» и «устрашения» будут искать менее защищенные российские объекты, находящиеся за пределами РФ. В этом смысле Севастополь является для чеченских боевиков достаточно привлекательным и уязвимым в диверсионно-террористическом отношении.

Город создавался как главная военно-морская база флота. С этой целью возводились причалы, склады, арсеналы, подземные сооружения, заводы, казармы, аэродромы и другая военная инфраструктура. После раздела флота объекты Черноморского флота России и Военно-Морских Сил Украины расположенные в непосредственной близости друг от друга оказались тесно связанными. А это 3,4 тыс. га земли, или 4,5% территории Севастополя, 90 причалов и причальных сооружений из 120 имеющихся в городе, 3 аэродрома, 300 тыс. кв. м подземных сооружений, 1,5 млн. кв. м наземных складских помещений и хранилищ, в том числе хранилища горюче-смазочных материалов на 100 тыс. тон (50 тыс. тон подземного хранения), системы навигации, связи, транспорта, управления…

В центральной части города, вдоль берегов Севастопольской бухты, находится свыше 100 воинских частей и учреждений ЧФ РФ. Это не только кадровые части, но и ракетные, торпедные, минные, артиллерийские арсеналы, топливные склады, корабли с боезапасом и горючим. На побережье бухты хранится и определенная часть сильнодействующих ядовитых веществ, расположен исследовательский ядерный реактор ИР-200, принадлежащий Севастопольскому институту ядерной энергетики. При этом в непосредственной близости к потенциально опасным объектам расположены жилые дома и элементы инфраструктуры, обеспечивающие жизнедеятельность города.

К факторам, повышающим уязвимость Севастополя как объекта террористических устремлений можно отнести следующие обстоятельства:

- участие некоторых подразделений и отдельных военнослужащих Черноморского флота России в контртеррористических мероприятиях на Северном Кавказе;

- наличие в Севастополе значительного количества отдельных объектов ЧФ России и мест компактного проживания военнослужащих Черноморского флота, которые являются потенциальными объектами террористического нападения;

- близость Крыма к районам боевых действий, открытость границ и возможность проникновения террористов как сухопутным путем через Керченский пролив из Краснодарского края, так и морским – через Грузию или Турцию;

- наличие в городе определенной социальной базы, на которую могут опираться или использовать боевики.

На социальной базе исламских террористов хотелось бы остановиться более подробно.

Скорее всего, в случае попытки проведения теракта в Крыму, боевики будут искать себе пособников в среде сильно поредевшей с середины девяностых годов чеченской диаспоры. Не смотря на то, что после убийства лидера крымской чеченской организованной преступной группировки Аслана Хасикова и ареста правоохранительными органами его преемника Сулеймана Байсарова уцелевшие «кавказцы» буквально вымелись из Крыма, с возобновлением боевых действий на Северном Кавказе в Крыму и Севастополе вновь появилась «чеченская прослойка», хоть и незначительная, но, тем не менее насчитывающая, по меньшей мере девять криминальных «авторитетов».

Часть крымских татар и представителей других национальностей, исповедующих ислам также поддерживают «освободительную борьбу чеченского народа». По официальным данным только в Севастополе проживает около 2 тысяч крымских татар 2, а по неофициальным сведениям их численность составляет до 5 тысяч человек. В связи с неудовлетворительным решением вопросов обустройства репатриантов, в их среде нарастают элементы напряженности и агрессивности, в том числе на национальной почве. В 2000 году во время пикетирования штаба ЧФ России активисты местного Меджлиса и Исламской партии однозначно высказались в поддержку чеченских сепаратистов.

Часть славянского населения, по тем или другим причинам также поддерживает чеченцев. Например, в январе 1998 года в Севастополе на базе организации «Демократический союз» был создан «Комитет за освобождение Моххамеда Токджана» 3. Учитывая то, что среди жителей города значительная прослойка – военные пенсионеры, часть из которых имеет опыт службы в спецподразделениях ВС СССР, России и Украины (на учете в Севастопольском горвоенкомате находится 296 военнослужащих запаса имеющих минно-подрывную подготовку, есть среди них и лица кавказских национальностей), террористы могут воспользоваться озлобленностью на существующий государственный строй и полунищенское существование тех из них, кто не имеет постоянного места работы или другого легального источника доходов.

Нельзя сбрасывать со счетов и появление в Крыму апологетов радикальных исламистских течений. Газета «Московские новости» в 2000 году опубликовала список организаций, с 1991 года финансировавших чеченских боевиков. Некоторые из них действуют и в Крыму, по крайней мере, известно о существовании на полуострове исламской организации «Арраид», объединяющей студентов симферопольских ВУЗов из некоторых арабских стран. Российский аналитик Петр Поспелов связывает «Арраид» с пресловутой Всемирной ассамблеей исламской молодежи (WAMY), получившей печальную известность благодаря терактам 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. По словам журналиста, «Арраид» имеет тесные контакты с Партией мусульман Украины (ПМУ) и является одним из многочисленных членов WAMY. 4 Косвенно о численности сторонников исламистских течений в Крыму можно судить по тому, что только в Севастопольском национальном техническом университете учится 39 иностранных студентов, в том числе пятнадцать граждан Турции, девять тунисцев, иорданцы, ливанцы, сирийцы, палестинцы. В Симферопольских ВУЗах студентов из стран арабского мира вдвое больше. Безусловно, огульно причислять их всех к сторонникам «Джамаат-и-Ислами» и «Хизб-ут-Тахрир» нет оснований. Однако и нельзя закрывать глаза на господствующую в большинстве из этих стран идеологию «воинствующего ислама».

Избыточная насыщенность территории региона боеприпасами и оружием времен Второй мировой войны и послевоенного периода также является серьезным фактором повышающим риск проведения терактов – позволяет террористам преодолеть погранично-таможенные барьеры «налегке», а по прибытии «на место» создать из имеющихся во множестве боеприпасов «адскую машину» необходимой мощности.

В кругах официальных и «черных» поисковиков накоплено значительное количество материалов, в том числе картографических, относительно мест нахождения как отдельных взрывоопасных предметов, так и старых складов боеприпасов и оружия. Наличие такого количества сравнительно легкодоступных взрывоопасных предметов (дальше ВОП) позволяет добывать из них взрывчатое вещество и изготовлять достаточно мощные взрывные устройства.

Кроме того, серьезную опасность представляют сами ВОП, зачастую находящиеся в непосредственной близости, и даже непосредственно на важных объектах флотской и городской инфраструктуры, что позволяет вызывать последовательную детонацию малыми зарядами. Большую опасность также представляют затопленные во время войны в прибрежных водах и акватории севастопольских бухт химические боеприпасы.

Ряд подводных исследований проведенных НИЦ «Государственный океанариум», поисково-спасательной службой ВМС ВС Украины, водолазами других севастопольских предприятий свидетельствуют о наличии на морском дне огромного количества ВОП, затопленных судов и летательных аппаратов с боеприпасами.

Несколько примеров. Водолазы Севастопольской фирмы Gothic Ltd исследуя севастопольские бухты, где базируются основные силы ЧФ РФ и ВМС Украины, обнаружили на дне значительное количество глубинных бомб, донных мин и других ВОП как времен Второй мировой войны, так и послевоенного периода. Другое подводное исследование, проведенное в 1996 году, подтвердило наличие в бухте Казачья на малой глубине 26 химических боеприпасов и двух затопленных барж с артиллерийскими снарядами, а в непосредственной близости от нефтяного терминала СП «Югторсан» 4-тонной морской донной мины (!).

В 2002 году группа водолазного поиска, подъема и уничтожения взрывоопасных предметов ВМС Украины выявила 34 артиллерийских снаряда калибра 305-мм (475 кг каждый!) и две 182-мм авиабомбы в акватории бухты Голубая. Это в 300 метрах от главного городского канализационного коллектора Южных очистительных сооружений Севастополя и в 500 метрах от расположения полка морской пехоты ЧФ! Боеприпасы находится на участке дна размером 20х25 м в полутора метрах от кромки воды на глубинах от 0,7-1,8 м. Общий вес ВВ – около 15 тонн. В 1996-1999 годах в этом районе уже имели место случаи гибели рыбацких судов прибрежного лова в результате вытравливания и подъема на борт взрывоопасных предметов.

В непосредственной близости от затопленных боеприпасов расположен уникальный памятник фортификационного искусства – 35 береговая батарея, которая является памятником истории и культуры и входит в реестр памятников Украины. Батарея – один из наиболее посещаемых и популярных объектов иностранного военно-исторического туризма. Ее территория 700х800 м, глубина казематов и потерн – до 45 м. Ежегодно батарею обследуют поисковые отряды объединения «Долг» изымая в среднем до 200 единиц различных ВОП. 5

Из-за недостатка средств государственная программа поиска и обезвреживания остатков химического оружия затопленного в исключительной (морской) экономической зоне Украины выполняется медленно и неэффективно. Из 86 обнаруженных объектов только 25 захоронены в специальных береговых могильниках. Те, что остались в районе мысов Херсонес и Фиолент не ликвидированы.

Другой чрезвычайно взрывоопасный объект – штольни в районе горы Госпитальная (балка Советская). В подземных сооружениях горы во время обороны Севастополя находились флотский арсенал, слады, завод боеприпасов и госпиталь. При отходе советских войск штольни были взорваны, но по оценке специалистов в подземных пустотах продолжает находиться свыше 200 условных вагонов неразорвавшихся боеприпасов.

Периодически из развала, возникшего в скальном массиве и штолен, которые уцелели, «черные поисковики» выносят оружие и боеприпасы. У правоохранительных органов имеются сведения об использовании в середине девяностых криминальными структурами добытых там взрывчатых веществ. Не обошлось и без трагедий – подземные схроны уносят жизни «спелеологов» почти ежегодно. Начиная с 1985 года взрывы в штольнях звучали одиннадцать раз. Учитывая сейсмичность района, а также то, что разрушенный скальный массив находится в неустойчивом положении, вполне вероятна возможность подвижек скальных блоков, которые могут привести к несанкционированному подрыву боезапаса находящегося в штольнях. 6

Положение осложняется тем, что в непосредственной близости от инкерманских штолен дислоцируются действующий арсенал и база хранения ракет и торпед Черноморского флота. А это свыше 300 условных вагонов боеприпасов! Ситуация обострилась после раздела ЧФ. Раньше штольни охранялись караулами двух воинских частей Черноморского флота. Сегодня же одна из них вошла в состав ВМС Украины, вторая – осталась в составе ЧФ РФ. В результате опасный объект очказался за пределами охраняемой зоны обеих частей.

С 2004 года в рамках программы ликвидации взрывоопасных предметов, оставшихся со времен Второй мировой войны в районе городов Севастополя и Керчи на 2000 – 2005 годы саперами Министерства обороны и МЧС Украины ведутся работы по обезвреживанию боеприпасов горы Госпитальная. Значительная часть их уже обезврежена и ликвидирована, однако объемы и темпы работ не дают достаточных гарантий ликвидации опасности в обозримой перспективе.

Всего в городе и его окрестностях насчитывается свыше 360 подземных сооружений. Их единый реестр отсутствует. Документация на значительную часть из них находится только в архиве Черноморского флота, сведениями из которого делиться с Украиной российская сторона не спешит, тем самым повышая опасность терактов не только на своих объектах, но и на объектах городской инфраструктуры.

Разбираться в истоках чеченского конфликта – дело политиков и историков. Сегодня ясно, что терроризм – не простая угроза. Теракты со стороны чеченских группировок возможны и по окончании контртеррористической операции в России, как месть за смерть родственников и потерю имущества. Трагические события в Москве и Беслане ярко подтвердили это.

Российское руководство отреагировало на угрозу террористов тем, что после начала боевых действий на Кавказе в Москву была введена бронетехника, усилена охрана Кремля и центральной части города. Подобные мероприятия были проведены и в других городах России: усилена охрана жизненно важных объектов и организованы специальные региональные антитеррористические центры. [7] Практика показала недостаточность проведенных организационных мероприятий.

Каков же выход из создавшегося положения? Наверное только один – благоразумие политиков, их способность принимать компромиссные решения, а также способность предвидеть и прогнозировать развитие ситуации, не позволяя ей выйти из-под контроля.

В Севастополе при управлении Службы безопасности Украины создан Антитеррористический центр, функционирует координационная группа из представителей СБУ, МВД, ГСО, МЧС, украинских воинских формирований и администрации города. Координационной группой разработан перечень основных потенциально опасных объектов Севастопольского региона по категориям уязвимости в террористическом отношении, определен порядок действий всех структурных подразделений при возникновении угрозы терактов на территории города.

Подобные действия предпринимаются и командованием российского флота. В целях совершенствования организации антитеррористической деятельности органов военного управления ЧФ, координации их усилий по предупреждению и пресечению террористической деятельности на объектах флота проводится комплекс антитеррористических мероприятий. Для управления антитеррористической деятельностью при возникновении угрозы терактов на объектах Черноморского флота создана специальная оперативная группа под руководством начальника штаба ЧФ, которой подчинены выделенные подразделения антитеррора. Разработан перечень важных, потенциально опасных и иных объектов Черноморского флота, представляющих опасность в террористическом отношении и подлежащих охране и защите в системе антитеррористической деятельности.

Учитывая то, что действия как украинской, так и российской стороны направлены на предотвращение возможных террористических актов на объектах инфраструктуры Севастополя, вызывает недоумение то, что они никак не связаны. Взаимодействие флота с органами исполнительной власти и местного самоуправления организуется только при непосредственной угрозе террористического акта или после него (?). Механизм взаимодействия антитеррористических подразделений ЧФ с воинскими частями и подразделениями Вооруженных Сил, районными отделами МВД, органами исполнительной власти и местного самоуправления Украины в районах дислокации воинских частей Черноморского флота не отработан.

Почему командующий ЧФ или его заместитель как представители одного из крупнейших воинских формирований региона и главного потенциального объекта терактов даже не приглашены в состав региональной координационной группы? Не пора ли поднять вопрос об участии Черноморского флота в комплексе мероприятий по предупреждению террористических актов в Севастопольском регионе на заседании украинско-российской комиссии по вопросам функционирования ЧФ РФ и его пребывания на территории Украины? Законодательная база России способствует этому. Согласно с постановлением Правительства Российской Федерации «О мероприятиях по противодействию терроризму» в обязанности командующих военных округов (флотов) входят постоянное взаимодействие с органами власти, осуществляющими борьбу с терроризмом, организация работы в региональных антитеррористических комиссиях. [8]

Следующий момент, требующий немедленного разрешения на межгосударственном уровне – учитывая солидарную ответственность Российской Федерации в обеспечении безопасности Севастополя как главной базы ЧФ РФ, целесообразно предложить российской стороне включить вопрос финансирования поиска, подъема, и утилизации химических боеприпасов, которые находятся вблизи объектов Черноморского флота в федеральную программу «Уничтожение запасов химического оружия в Российской Федерации», принять решение об участии РФ в долевом финансировании поиска и обезвреживания взрывоопасных объектов на территории Севастополя и прилегающей акватории, в первую очередь в районах дислокации частей ЧФ в Инкермане и на мысе Херсонес.

Сегодня к выполнению работ по обезвреживанию ВОП в Севастополе привлекаются:

- отдельный аварийно-спасательный батальон МЧС, дислоцированный в селе Мазанка Симферопольского района (до Севастополя 130 км);

- Бахчисарайский инженерный полк (до Севастополя свыше 50 км);

- группа водолазного поиска и уничтожения ВОП ВМС ВС Украины, которая в силу недостаточной укомплектованности специалистами и техническими средствами может осуществлять мероприятия по разминированию только эпизодически. Инженерный батальон ЧФ РФ, имеющий подразделение подводного разминирования с необходимым снаряжением, выполняет работы исключительно на договорно-платной основе.

Целесообразно было бы создать в Севастополе на базе аварийно-спасательной службы ВМС ВС Украины боеспособное подразделение водолазного поиска и уничтожения ВОП, которое бы действовало скоординировано с соответствующими подразделениями СБУ, МЧС и МВД в рамках единого центра по поиску и обезвреживанию взрывоопасных предметов.

Говоря о перспективах региональной системы безопасности, нужно помнить, что российский флот будет стоять в Крыму не вечно. Рано или поздно на первый план выйдут проблемы обеспечения безопасности транспортных коммуникаций в Черноморско-каспийском регионе, в системе которых, по-видимому, Севастополь будет играть все более активную роль.

В случае если в севастопольском регионе к этому времени сформируется единая система обеспечения военной, экологической, технологической и навигационной безопасности, Севастополь вполне может претендовать на роль ядра региональной системы международной безопасности. Для этого город имеет достаточный технологический потенциал.

Представляется оптимальным, чтобы систему безопасности транспортных перевозок в Черноморском регионе реализовала именно Украина, имея на это мандат Ассоциации черноморского экономического сотрудничества (ЧЭС). Такой ход событий позволил бы реанимировать эту организацию экономически и политически, обозначить серьезную и достойную роль в ней Украины. Возможность реализации проекта выглядит для Украины фактически бесконкурентной, поскольку ни одно из государств региона не имеет такого оптимального сочетания интересов и возможностей. [9]

Реализация четырехкомпонентной системы обеспечения безопасности транспортных коммуникаций в Черноморском регионе дала бы Крыму и Украине в целом значительные дивиденды, существенно улучшающие ее региональную и международную роль, равно как и дающие толчок экономическому развитию полуострова и Севастополя. Действия Украины в изложенном направлении, разумеется, сопряжены с определенными трудностями – прежде всего в международной сфере. Но сильный, развивающийся организм должен воспринимать проблемы как возможности и предпринимать решительные шаги. Главное, начинать нужно уже сейчас. Позже будет поздно…

Ссылки и справки:

Ссылки и справки:

  1. Д. Янковский «Террор: точка кристаллизации»/ «Спецназ России» № 3-4, 2000 г.
  2. О социально-экономическом положении города Севастополя»/ отчет Севастопольского городского управления статистики за 2004 г.
  3. М. Токджан – лидер группы боевиков, захвативших в Турции российский паром «Аврасия».
  4. П. Поспелов «С крымско-донецкого плацдарма»/ «Независимая газета», январь 2005 г.
  5. С. Кулик «Крымский полуостров и вызовы морского терроризма: ключ к региональной стабильности или потенциальная «горячая точка»/ Доклад на международной научно-практической конференции «Международные отношения в Черноморском регионе и возможные вызовы морского терроризма», 19-20.10.2004 г.
  6. С. Кулик, П. Лакийчук «Пороховая бочка» с радиоактивным душком»/ http://www.nomos.org.ua.
  7. В. Яков «Власти все откровенней предпочитают камуфляж»/ «Известия», № 6, январь 1995 г.
  8. Постановление Правительства Российской Федерации «О мероприятиях по противодействию терроризму» № 1040 от 15 сентября 1999 г.
  9. С. Власов «Безопасность транспортных коммуникаций в Черноморско-каспийском регионе: политическая модель, средства, участники»/ http://www.uceps.org./magazine.

 


ПРОГРАММА БЕЗОПАСНОСТИ ЧЕРНОМОРСКОГО РЕГИОНА - 2008

CD презентация

Ежегодный бюллетень


ПУБЛИКАЦИИ
 

Посол Азер Худиев - Китай- Азербайджан - Грузия - Украина

 

Tedo Japaridze - Foreign Policy or Battle Cry?

 

Институт Европы: Средиземноморье-Черноморье-Каспий

 
ЕЩЕ  
   
РАДУЕМСЯ ВАШИМ УСПЕХАМ!
 
Григол Мгалоблишвили назначен послом Грузии в НАТО


Send your congratulations
 
Генерал-лейтенант Уильям Фрейзер был назначен помощником начальника ОКНШ

Send your congratulations
 
Александру Котоара-Николае из Румынии получил звание бригадного генерала

Send your congratulations
 
Генерал Майор Драго Луврич был назначен военным представителем Хорватии в НАТО

Send your congratulations
 
Г-н Микола Кулинич был назначен послом Украины в Японии

Send your congratulations
 
ЕЩЕ
 
Empty or InValid Ad file
 
 

 

©2001—2019 Black Sea Security Program. All rights reserved.