OUR PARTNERS  

  Фонд Карнеги
Фонд Карнеги
 
  МИСИ
МИСИ
 
  Черноморский Форум
Черноморский Форум
 
  НАТО
НАТО
 
  International Centre for Black Sea Studies
International Centre for Black Sea Studies
 
  МинОбороны США
МинОбороны США
 
  Видання
Видання "Наука і оборона"
 
 
You are 1440594 visitor
Since September 2001
Борис АСАРОВ: КРИСТАЛЛИЗАЦИЯ ЕВРОАТЛАНТИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА В РЕГИОНЕ ЧЕРНОГО МОРЯ

КРИСТАЛЛИЗАЦИЯ ЕВРОАТЛАНТИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА В РЕГИОНЕ ЧЕРНОГО МОРЯ

Введение

Трансформационные процессы, приведшие к динамизации развития Восточной Европы в конце 80-ых годов прошлого века, были вызваны угасанием СССР и придали импульс, в том числе и к пересмотру границ, произвольно установленных во времена господства советской империи. Границы, установленные московским имперским центром, должны были служить обеспечению контроля над захваченными регионами и содействовали такому раскладу вещей, который наиболее полно способствовал господству тоталитарных моделей общественного устройства.

Одной из европейских стран, которые не были аннексированы Россией, но где была предпринята попытка построения социализма, стала Югославия. На территории этой страны проживало несколько групп различной национальной принадлежности, и имплементированная федеративная модель была призвана скрыть тенденции к построению суверенных государств, в разной степени проявлявшихся у каждой из наций.

Крах СССР и распад Югославии подчинялись, в том числе законам этногенеза и явились закономерным итогом эволюции государств, в той или иной степени, тяготевших к тоталитаризму. Цивилизация развивается по спирали и глобализация является объективным процессом ее развития. Процесс этот обусловлен, в том числе законом причины и следствия и в своей сути строг, справедлив, неизбежен и неумолим. Одним из следствий процесса глобализации является торжество идеи демократии над тоталитарными моделями общественного устройства. Крах тоталитаризма естественным путем привел к необходимости пересмотра границ, некоторые из которых, как указывалось выше, были выстроены специально под торжество тоталитарной модели.

Гарантированная возможность индивидуального развития граждан, как в духовной, так и материальной сфере плюс соблюдение их прав и свобод, – основные отличительные признаки современной Евроатлантической цивилизации, которые в свое время сформулировал гениальный Збигнев Бжезинский. Эти ключевые принципы сегодня имеют особенную привлекательность для граждан, проживающих на тех территориях, которые де-факто относятся к Евроатлантической цивилизации, но в силу определенных причин до сих пор вынуждены терпеть последствия нахождения в зоне влияния Москвы либо прямой российской оккупации. Всевластие криминальных элит, связанных с российскими спецслужбами, несоблюдение основных прав и свобод человека, СМИ, проводящие политику по «зомбификации» населения, и, как следствие, низкий уровень политической культуры и преобладание практически если не идентичного, то мало отличающегося от рабского менталитета.

Процессы, происходящие сегодня на территории, в свое время относившейся к так называемому «социалистическому лагерю», можно классифицировать как кристаллизацию евроатлантического пространства. Получив новый импульс после краха СССР, кристаллизация евроатлантического пространства происходит согласно определенных законов, действующих, в том числе и на эволюцию государственности стран, располагающихся по дирекции Зона Средиземного моря – Зона Черного моря. Что характерно, при этом наблюдаются ситуации, когда возникающие в регионах в чем-то схожие проблемы решаются вовсе не одинаковыми способами. Условно выражаясь, «знаменатель один, делитель разный».

Интересным и, что главное, актуальным, представляется провести сравнение положения дел в зоне Румыния-Республика Молдова, с одной стороны и, в зоне Сербия – Монтенегро, с другой.

CAZUS ROMANIA-REPUBLICA MOLDOVA VERSUS SERBIA – MONTENEGRO

Основными аспектами, объединяющими эти пространства, являются:

1. Схожие конструкции культурно-исторических образов: притягательная культурная метрополия (Бухарест, Белград) – достаточно противоречивая родственная периферия (Кишинев, Подгорица).

2. Близкие к идентичным этнические субстраты: черногорцы родственный сербам народ, бессарабские румыны молдавского и приднестровские румыны трансильванского (территория от Днестра до Буга была в свое время заселена в основном переселенцами из Марамуреша) происхождения, несмотря на политику денационализации, проводившуюся во времена российской оккупации, являются частью общерумынского этноса.

3. Наличие сепаратистских регионов (Косово, Приднестровье).

Для того, чтобы понимать ситуации, имеющихся в этих пространствах и представлять перспективы их развития, следует знать существующие:

1.ОТНОШЕНИЯ КУЛЬТУРНОЙ МЕТРОПОЛИИ И РОДСТВЕННОЙ ПЕРИФЕРИИ

РЕГИОН СЕРБИЯ↔МОНТЕНЕГРО

Агрессивная антигуманная политика Сербии, приведшая к кровопролитным войнам в регионе в 90-ых годах прошлого века, сделала эту родственную для Монтенегро страну малопривлекательной. Следует отметить, что власти в Подгорице осознали, что их государство обладает потенциалом проводить независимую от Белграда политику и в относительно скорой перспективе выйти на уровень, приблизительно равный тому, который сегодня имеется в Словении. Самостоятельное (без Сербии) преодоление переходного этапа для Монтенегро будет несравненно легче, так как маленькое государство имеет отличную возможность полноценного развития сферы туризма, которое, вполне способна подтянуть республику к уровню, требуемому для страны-кандидата в члены ЕС. Существование в одной с Сербией межгосударственной ассоциации однозначно негативно сказывается для Монтенегро на ее евроинтеграционных перспективах. Сербия «отягощает» Монтенегро, – Белград недавно был наказан за агрессивную политику силами стран-членов НАТО, в Сербии традиционно низкий уровень политической культуры, ее преследуют реминисценции прошлого, элиты продолжают переживать болезненный крах попыток построить тоталитарную мини-империю «Великая Сербия» (a la Russia).

Уже сегодня роль национальной валюты в Монтенегро выполняет евро, – это стало возможным ввиду того, что в результате переориентации элит Подгорицы на Германию (один из традиционных «модераторов» Балкан), в республике в свое время была введена дойчмарка. Факты вещь упрямая, а они свидетельствуют в пользу того, что индивидуальный путь Монтенегро по вступлению в ЕС (как и в ВТО) гораздо быстрее, чем путь, по которому туда может попасть межгосударственная ассоциация Сербия–Монтенегро. Монтенегро наряду с Хорватией и Македонией вполне может стать членом ЕС уже в краткосрочной перспективе. Сербия может достигнуть соответствующих кондиций позже и вступить в ЕС примерно вместе с Украиной и Турцией. Процесс переосмысления сербами жизненных ценностей уже начался после отказа России от проведения на Балканах агрессивной политики, которая питала, в свою очередь, ставшей традиционной сербскую агрессию. Этот процесс возрастет после вступления в ЕС родственной сербам Монтенегро (еще один положительный аспект более скорого индивидуального принятия этого государства). Также немаловажным фактом в пользу способности Монтенегро к самостоятельному развитию является наличие значительного периода, когда эта страна имела опыт государственности (даже во времена, когда территория Сербии входила в состав Османской империи, маленькое княжество сохраняло независимость).

РЕГИОН РУМЫНИЯ → ← РЕСПУБЛИКА МОЛДОВА

В пользу создания межгосударственной ассоциации говорит в том числе, а это очень важно, отсутствие в принципе у Республики Молдова опыта полноценной государственности (с момента провозглашения независимости в 1991 году и до 2004 года республика функционировала де-факто в формате управляемой из Москвы пара-государственной формации, которую можно было условно именовать как «расколотый протекторат»). Катастрофический исторический этап для региона, обусловивший деструктивный вектор его развития на столетия вперед, начался в конце XVIII, когда российские войска под командованием прославившегося своей неслыханной для того времени жестокостью графа Суворова (штурм восставшей против имперского порабощения Варшавы суворовскими «чудо-богатырями» с польскими младенцами на штыках) заняли территорию, на которой располагается современное Приднестровье. Используя после этого сложившуюся международную обстановку, в 1812 Россия смогла аннексировать междуречье Прута и Днестра. "Тогда, 28 мая 1812 года, – писала позднее лондонская "The Guardian", – Россия получила Бессарабию благодаря почти случайной сделке с великими державами, которые неосторожно позволили бросить эту древнюю страну".

Трагическая история края, население которого в течении двух веков подвергалось интенсивной социо-культурной переработке, может в ближайшее время закончиться. Политика Румынии, последовательно направленная на вступление в НАТО и ЕС и, соответственно акцентированная на повышение жизненного уровня и необходимость соблюдения прав человека, делает страну привлекательной для граждан, проживающих в Республике Молдова. Самостоятельный путь Республики Молдова в ЕС, по оценкам экспертов ОБСЕ, может продлиться 25-30 лет. То, есть, если в случае «Сербия – Монтенегро» впереди оказывается родственная периферия, на территории которой валютой уже сегодня является евро, и которая будет в ЕС через несколько лет, а отягощенная предрассудками культурная метрополия по скорости реформ идет на втором плане, то в случае «Румыния-Республика Молдова» ситуация является обратной: культурная метрополия уже через год станет полноправным членом ЕС, а родственная периферия находится только в начальной фазе переходного периода.

В начале 90-ых годов прошлого века кишиневские элиты готовы были объявить о создании Румынской Республики Молдова и провести объединение с Румынией. Главным движущим мотивом было стремление объединить нацию, юридической основой виделась необходимость преодоления последствий Пакта Риббентропа-Молотова. Актуальная ситуация является иной: создание межгосударственной ассоциации Румыния-Республика Молдова дает возможность всем гражданам Республики Молдова в течение одного дня стать обладателями условно тех же прав, которые имеют граждане стран-членов ЕС, то есть институционализироваться в качестве граждан ЕС. Такая мотивация для мажоритарной нации является менее благородной, чем мотивация начала 90-ых годов, но более прагматичной, что, в свою очередь, способно привлечь под знамена такой идеи подавляющее число населения Республики Молдова, включая как тех граждан, которые занимают молдовенистские позиции так и, что особенно важно, национальные меньшинства. Высокая степень реализуемости сценария создания межгосударственной ассоциации Румыния-Республика Молдова продиктована и тем, что основой будет являться не преодоление юридических последствий Пакта Риббентропа-Молотова, поднимающее ряд непростых проблем, а следование политики европейской интеграции, являющейся абсолютным приоритетом Республики Молдова. Политика по интеграции в ЕС, начатая Президентом РМ Владимиром Ворониным, обладает настолько огромным потенциалом, что оказалась даже в состоянии перевести на качественно более высокий уровень традиционно нелегкие отношения по линии власть-оппозиция. Консенсус по европейской интеграции в Парламенте РМ зеркален общественному консенсусу по этой идее среди граждан Республики Молдова, где практически в каждой семье есть уехавшие в страны ЕС и идея получения прав, аналогичным правам, имеющимся у граждан стран-членов ЕС, у большинства граждан РМ находится на уровне idee fix.

Что является весьма значительным, – русскоязычные граждане Республики Молдова, бывающие в Румынии в туристических или деловых поездках, регулярно восхищаются страной, сделавшей такой огромный рывок за 15 лет и ставшей «Европой в нескольких часах езды». Практически все из них отмечают положительное отношение, с которым им приходится встречаться, причем как в среде бизнес-среде, так и в ходе туристических визитов и просто человеческого общения. Создание межгосударственной ассоциации Румыния-Республика Молдова априори отвечает интересам подавляющего большинства населения Республики Молдова и однозначно увеличит эффективность внутренних реформ в Республике Молдова.

Попытка проведения собственной политики, не зависимой от Москвы, наблюдаемая в последнее время, может закончиться печально, так как Республика Молдова объективно не может развиваться как независимое от России государство, так как Москва обладает значительными рычагами воздействия на «непокорный регион». Успешное противостояние давлению, оказываемому Россией на Р. Молдову может носить только тактический характер (возможны контрмеры наподобие применения права вето на вступление России в ВТО в ответ на регулярное применение Россией вето в ОБСЕ и фактические экономические санкции), стратегически же Р. Молдова проигрывает «нокаутом в 9 раунде», причем такая «победа», кстати, отнюдь не делает честь России.

Однако при всем этом следует понимать, что существующая структура международных отношений дает возможность Республике Молдова выходить на Вашингтон напрямую, а не через Москву, как ранее. Принимая «правила игры», существующие среди евроатлантических партнеров, Республика Молдова, тем самым получает возможность получить «крышу», которая в состоянии легко не допустить серьезного «наезда». При этом, однако, естественно, придется изъять из Конституции статью о «нейтралитете», так как та помощь, которую НАТО может оказать стране, являющейся ее членом (стремящейся вступить), отличается от того вмешательства, которое Альянс может оказывать для решения проблем нейтральной страны. Ко всему прочему, следует понимать, что нейтралитет Республики Молдова является нейтралитетом условным, так как он не признан ООН, в отличие, от например, нейтралитета Швейцарии. Однако, в случае вступления Республики Молдова в НАТО, хотя и приднестровский конфликт будет быстро, эффективно и, что главное, справедливо разрешен, вместе с тем это не будет означать, что Р. Молдова будет на следующий после этого год или хотя бы в краткосрочной перспективе принята в Европейский Союз. А ведь именно вступление в ЕС является основной общенациональной идеей, консолидирующей как общество, так и политические силы маленькой страны. Вот и получается, что по большому счету, перед Республикой Молдова есть две перспективы развития событий, отвечающие интересам национальной безопасности, которые приводят к разрешению приднестровского конфликта и гарантируют вступление в евроатлантические структуры, разница лишь в тактике их осуществления и сроках вступления в ЕС. В любом случае, с одной стороны, существующая ситуация требует разрешения, исходящего из интересов безопасности РМ, а с другой, проводимая российским руководством политика в отношении Р. Молдова ей самой никаких особых дивидендов не принесет, но вполне может сыграть злую шутку. На самом деле Россия только выиграет, приняв участие в создании такой конструкции, так как межгосударственная ассоциация Румыния-Республика Молдова будет обязана своим появлением, в том числе и Москве. Динамичный рынок межгосударственной ассоциации будет в качестве одного из «призов» России, которая получит возможность увеличения объема экспортно-импортных операций в дружественно настроенном регионе. Результатом возможного увеличения интенсивности отношений может стать приближение России к правилам игры, принятым в Европейском Союзе, что является выгодным ей самой же. Для того, чтобы быть готовым поддержать реализацию концепции межгосударственной ассоциации, руководство России всего лишь должно отказаться от политики выстраивания дополнительных иллюзий в нашем и так иллюзорном мире. С учетом неизбежного падения цен на нефть, чем быстрее придет такое прозрение, тем будет лучше как самой России, так и соответственно, для ее соседей.

2. ПРОБЛЕМЫ СЕПАРАТИЗМА

(Kosovo vs Transnistria)

Как регион Сербия – Монтенегро так и регион Румыния-Республика Молдова имеют проблемы, связанные с явными проявлениями сепаратизма, – Косово и Приднестровье. Насколько сильно отличается эволюция самих регионов, еще в гораздо большей степени отличается генезис косовского и приднестровского сепаратизма.

КОСОВО

Случай Косово – максимально интенсивно выраженный этнический конфликт, в котором до предела националистически настроенные сербы путем вооруженного давления, сопровождавшегося насилием и кровопролитием, вынудили третируемых ими во всех отношениях косоваров албанского происхождения покинуть свою родину. Согласно официальных данных Верховного Комиссариата ООН по делам беженцев, число косоваров, находившихся под угрозой геноцида и спасавших свою жизнь от регулярных сербских войск путем бегства из Косово, превысило 1 миллион (!) человек. Экстраординарная ситуация вынудила страны Европейского Союза и США прибегнуть к крайней мере: под ударами ВВС НАТО терроризировавшие край подразделения сербской армии были вынуждены покинуть его, управление ситуацией в Косово было возложено на международную администрацию МООНВАК.

С момента наказания агрессивной стороны прошло 6 лет, с тех пор косовары смогли провести ряд реформ, позволяющих считать Косово зоной, которая больше не является генератором нестабильности и угрозой безопасности. В крае расположена крупнейшая в Европе база НАТО Бондстил (Bondsteel), Освободительная армия Косово (UCK) распущена, начали работать основные демократические институты. Имеющиеся проблемы с толерантностью и высоким уровнем ксенофобии вызваны к жизни исключительно жестоким отношением старых сербских властей (вернувшийся на родину миллион беженцев не обнаружил своих домов – они были просто уничтожены (!) и продолжающимися провокациями со стороны сербских спецслужб. Наиболее ярким свидетельством последнему является история, произошедшая в пятилетие освобождения Косово, – в то время, когда все албанские косовары отмечали этот без преувеличения для них праздник, косовские сербы насмерть затравили собаками двух албанских детей. Реакция последовала незамедлительно – массовые беспорядки в отношении сербов. Провокация достигла своей цели – мир увидел «варварства албанцев и отсутствие демократии в Косово».

Следует отметить, что покинувшие Косово сербы в основной массе не возвращаются обратно, при этом, однако нет никаких гарантий того, что, вернувшись, они не начнут мстить, тем более, что в Сербии не закончилась истерия и нагнетание психоза по поводу «утерянной святыни» (одна из главных сербских поговорок гласит: «Головы отдадим, Косово никогда»). С другой стороны сложно представить себе ситуацию, в которой только разве что не молящиеся на НАТО и США (центральный проспект в Приштине носит имя Билла Клинтона, на уличных биллбордах – авиация НАТО) и помнящие не только жестокость сербов, но и немотивированное унижение (отмена Милошевичем в 1989 году существовавшей в Косово автономии), косовары согласятся даже на самую большую форму автономии (федерации, конфедерации етс.) Ведь даже соглашаясь на конфедеративное устройство, которое им никто и не предлагал, они должны будут вынуждены согласиться на то, что охранять их будет… сербская армия, в которой продолжают служить те же люди, которые убивали их в 1999 году, а позже снесли их дома.

Следует отметить и следующий аспект, – Сербия, в отличие от членства в ЕС, которое она может получить в среднесрочной перспективе, никогда не будет членом НАТО, а присутствие на ее территории базы НАТО будет способствовать перманентному росту национализма (он наблюдается и сейчас) и усилению маргинальных реваншистских партий. Косово должно получить и получит полное международное признание. В этой связи приходится отметить единственное, наверное, за истекший год неграмотное заявление Президента Румынии Траяна Бэсеску, – этот удивительно проницательный человек, видимо изменив присущей ему интуиции и исходя из неких логических построений, объявил о том, что Косово следует предоставить максимальную автономию, но не независимость. Единственным пока последствием такого пассажа стало заявление Имре Фодора, лидера трансильванских хортистов, о том, что предложенная Бэсеску модель должна быть имплементирована на территории Трансильвании, в местах проживания румынских венгров. Очевидно, что, как предложенная вовремя прогрессивная формула дает импульс к преобладанию положительной идеи, так и наспех озвученное неадекватное предложение способно спровоцировать всплеск негатива.

Характеризуя случай Косово, следует отметить являющийся важным факт нахождения сепаратистской зоны на территории Сербии, что естественным образом делает для Монтенегро индивидуальный путь в ЕС оптимальным.

Головы у сербов никто забирать не собирается (тем более, что после утраты Россией статуса сверхдержавы они к тому же изрядно поостыли), а Косово, – это очевидно, – уже ушло, причем, уходя, «забыло спросить» эти самые «сербские головы».

ПРИДНЕСТРОВЬЕ

Интерес России к территории, на которой сегодня находится Республика Молдова, был проявлен во времена Петра I, а непосредственно очерчен в конце XVIII века. Князь Потёмкин лично курировал реализацию специального проекта, именовавшегося «Дакская губерния Российской империи», которая бы включала в себя практически всю современную Румынию и Республику Молдова включительно Приднестровье. История хранит любопытный факт – смерть пришла к Потёмкину в момент, когда он в очередной раз разглядывал подушку из красного атласа, на которой бриллиантами (!) был вышит контур «Дакской губернии». Но если этот термин, придуманный русскими, не являлся адекватным (румыны в большей степени потомки Рима), то в отношении современного Приднестровья с 1812 по 1836 год в России применялся весьма интересный термин, могущий оказаться востребованным в скором будущем, – Заднестровская Бессарабия.

В отличие от генезиса косовского конфликта, имеющего этнический базис, генезис приднестровского конфликта отличается наличием базиса исключительно политического. Появление на свет «Приднестровской Молдавской Республики» стало возможным в результате проведения ряда последовательных специальных мероприятий, осуществленных имперским центром в Москве для реализации преследуемых определенных целей. Основными из них являлись и являются:

1. Создание зоны перманентной нестабильности (является составной частью методики, которую принято назвать концепцией управляемого хаоса). Позволяет вызывать напряжение на определенном пространстве, создавая тем самым возможности для проецирования своего влияния на государства и международные структуры. Площадь пространства зависит с одной стороны от геополитической, геостратегической и геоэкономической важности контролируемого региона, и с другой стороны, от культурно-информационного уровня присущего собственно пространству.

2. Создание серьезных помех в реализации концепции объединения Румынии и бессарабско-приднестровского региона (spatiul romanesc rasaritean). Любой вариант подобной концепции предусматривает ликвидацию российского военного присутствия. Помимо де-факто устаревших, но, тем не менее, важных соображений военно-стратегического характера, потеря контроля России над бессарабско-приднестровским регионом, в представлении значительных кругов российского военно-политического истэблишмента знаменует своеобразный «официальный спуск штандарта» России как сверхдержавы в так называемом евразийском понимании этого термина, которого они придерживаются.

3. Создание не подчиняющейся международно-признанным нормам и критериям территории, позволяющей как извлекать определенные экономические выгоды, так и предоставляющей возможности для проведения различного характера иллегальных специальных операций.

Для создания приднестровского анклава был необходим соответствующий фон, который был создан посредством контролируемой кишиневской элиты и десантированных в Тирасполь соответствующих «специалистов». Провокации 1989-1992 гг., сгенерировавшие вооруженный конфликт, привели к возникновению требуемой ситуации. В течении последних 15 лет на территории Приднестровья в отношении населения проводилась последовательная политика «зомбификации», приведшая к появлению некоего фантома, именуемого как «мнение и воля приднестровского народа», на которые ссылается руководство марионеточной администрации.

Решение приднестровского конфликта зависит от позиции, которую занимает Россия, которая де-факто контролирует регион. Данный факт признан, в том числе и в наивысшей европейской судебной инстанции – Европейском суде по правам человека в своем решении от 8 июля 2004 года по делу «Илие Илашку против Республики Молдова и Российской Федерации».

После окончания холодной войны степень влияния того или иного государства определяется его экономическими возможностями. У России они невелики, – до роста мировых цен на нефть бюджет государства был примерно равен бюджету Нью-Йорка, после роста ВВП страны немного превышает ВВП штата Мичиган и меньше ВВП Нидерландов. Если вычесть из показателей ВВП данные роста, обусловленные высокими ценами на энергоносители, Россия имеет минусовые показатели. Занимаемая площадь и наличие ядерного оружия не дают оснований считать страну сверхдержавой.

Представляется уместным привести отрывок из диалога, состоявшегося между депутатом Парламентской Ассамблеи Совета Европы от Республики Молдова Владом Кубряковым и идеологом и архитектором современной Евроатлантической цивилизации Збигневом Бжезинским:

В. К. – А как быть с Россией, она такая большая…

З. Б. – Африка тоже большая.

В. К. – Но ядерное оружие?

З. Б. – С определенного времени ядерное оружие не является средством ведения войны…

Россия не может воевать за Приднестровье. При смене формата миротворческих сил в Приднестровье и грамотной постановке вопроса в ООН, этот «замороженный» конфликт будет решен в достаточно краткие сроки. Желательное условие – реформа ООН, структура которой была создана после окончания Второй мировой войны и объективно не отвечает тем переменам, которые несут динамичные процессы глобализации. После реформирования ООН приднестровский вопрос будет решен быстрее, чем до него, при этом для его решения в принципе не будет так важно, кто будет занимать пост Генерального Секретаря, потенциальная кандидатура демократов – Билл Клинтон или республиканцев – Вайра Вике-Фрейберга.

Учреждение института Верховного Комиссариата ООН в Республике Молдова по делам Приднестровья и назначение Верховного Комиссара, могущего по аналогии с Боснией-Герцеговиной быть одновременно и представителем Евросоюза в Республике Молдова наряду с введением миссии военных наблюдателей в рамках формата European Security and Defence Policy (ESDP) может стать именно тем необходимым переводом ситуации на качественно иной уровень. С учетом того, что межгосударственная ассоциация Румыния-Республика Молдова будет являться как членом НАТО, так и членом ЕС, то формат ESDP, подразумевающий участие совместной миссии военных наблюдателей из миротворческих структур НАТО И ЕС, является оптимальным для проведения стабилизирующей операции в Приднестровском регионе Республики Молдова. Формат ESDP успешно зарекомендовал себя, например, в Македонии, где была проведена операция по стабилизации – «Concordia»; сегодня Македония рассматривается руководством ЕС как кандидат на вступление. Россия имеет основания для поддержки такого плана, так как Украина в краткосрочной перспективе будет принята в НАТО, а ухудшение отношений с НАТО – это то, в чем Россия нуждается меньше всего. Прямой намек Москве на необходимость занятия конструктивной позиции по Приднестровью со стороны НАТО был дан в заявлении министров иностранных дел стран-членов Альянса в конце 2005 года.

Учреждение института Верховного Комиссариата ООН в Республике Молдова по делам Приднестровья позволит установить правила игры, целью которой будет придание Приднестровью статуса, адекватного потребностям граждан, проживающих на территории региона и практической реализацией стратегии «3Д» (демократизация, демилитаризация, декриминализация). Оптимальной представляется модель, успешно зарекомендовавшая себя в Трансильвании, где в жудецах, в которых количество проживающих венгров превышает 20%, румынский язык дублируется венгерским. На территории Приднестровья не проживает никакой иной нации, которая бы не жила на территории остальной части Республики Молдова, следовательно, статус автономии, тем более широкой, закон о предоставлении которой уже принят Парламентом Республики Молдова, является серьезным компромиссом в отношении России (гарантией «региону») и проявлением со стороны конституционных властей РМ высокой степени терпимости и склонности к компромиссу. После одного года, максимум двух лет функционирования Верховного Комиссариата ООН в Республике Молдова по делам Приднестровья основная часть его задач, включая «дезомбификацию» населения региона будет проведена, и граждане, проживающие на территории региона, будут вполне готовы к тому, чтобы разделить идею быть гражданами Европейского Союза. В любом случае, приняв идею о создании межгосударственной ассоциации Румыния-Республика Молдова включая Приднестровье с ООН-овскими гарантиями (чем не еще одна уступка России), жители региона в один день обретут несравненно большее количество прав, чем их «гарантирует» паспорт «гражданина Приднестровской Молдавской Республики». Такое развитие событий будет приветствовано также крупным капиталом РМ (включая приднестровский). При этом первоначально представляется необходимым принять закон об амнистии капитала, – он будет вполне органичным, так как период первоначального накопления капитала имел свою соответствующую специфику, сегодня же такой капитал в состоянии принести значительную пользу республике. Под действие такого закона должны подпадать те предприятия, в которых бенефициарными владельцами являются граждане РМ и граждане, проживавшие на территории РМ на 26 августа 1991 года.

Вообще, все заинтересованные актеры в этом замороженном конфликте понимают, что «Приднестровская область Российской Федерации» имеет шансы реализоваться примерно такие, какие имела «Дакская губерния Российской империи». Если же президент России Владимир Путин считает себя адептом такой концепции, то подушку с бриллиантами может заказывать уже сегодня.

Заключение

Отмечая относительно высокую степень реализации предлагаемой модели, следует отметить, что параметры межгосударственной ассоциации Румыния-Республика Молдова представляется лучше всего отразить в базовом договоре между Румынией и Республикой Молдова. Следовательно, договор не может быть заключен до 1 января 2007 года, то есть до момента вступления Румынии в ЕС. Предшествовать заключению базового договора может вынесенный на референдум в Республике Молдова примерный вопрос: «Одобряете ли Вы вступление Республики Молдова в Европейский Союз через создание межгосударственной ассоциации Румыния-Республика Молдова при сохранении основных положений суверенитета?»

Создание межгосударственной ассоциации Румыния-Республика Молдова в 2006 году представляется сложным, так как для этого необходима исключительно высокая степень заинтересованности как Кишинева и Бухареста, что явствует само собой, так Вашингтона и Брюсселя при непротивлении Москвы. Кремль разыграл приднестровскую карту достаточно грамотно, – это следует признать и, в обмен на партнерский подход на границе ЕС может рассчитывать на получение «бонуса» в иной точке, в которой представлены его интересы. Это может быть Абхазия или (и) Нагорный Карабах, которые, что очень важно, в отличие от Приднестровья, образовались в результате острых конфликтов на этнической почве и являют собой в принципе протогосударственные модели (в особенности, Абхазия), имеющие выраженную национальную составляющую (в особенности Карабах) и, если им и не суждено пойти по пути Косово-2, то модель межгосударственной ассоциации (конфедерации) в их случае вполне приемлема. Приднестровье же является моделью квазигосударственной, где априори, в силу причин объективного характера отсутствует национальная самоидентификация, а шансы получить даже в долгосрочной перспективе хоть какую-то форму международного признания равны нулю. Украина в краткосрочной перспективе будет принята в НАТО и это объясняет специфику возможного развития событий вокруг Приднестровья. Начиная с 2004 года политика России в отношении «пространства СНГ» претерпела определенные изменения в сторону прагматики и, исходя, в том числе и из этого, Москве в принципе будет несложно и выгодно закрыть для себя бессарабско-приднестровский вопрос в консенсусе с НАТО и ЕС, одновременно добившись определенного признания своего влияния там, где оно имеет шансы (пока) быть признанным.

В связи с возможной увязкой разрешения приднестровского и кавказских конфликтов представляется актуальным следующий аспект, – модель межгосударственной ассоциации может быть успешно имплементирована в разрешении и кавказских «замороженных» конфликтов региона Черного моря, – грузино-абхазского и, в особенности, карабахского. Как однажды заметил обычно интуитивно очень тонкий Президент Румынии Траян Бэсеску, – «Без стран Южного Кавказа Европа не будет полной». Распространяя общеевропейские (не ЕС-овские, так как Армения и Азербайджан, в отличие от, быть может Грузии, не имеют видимых перспектив стать членами ЕС) нормы на ее удаленные окраины, необходимо максимально адекватно подходить к разрешению конфликтов, там имеющихся. Концепция межгосударственной ассоциации, при соответствующей конкретным случаям ее доработке, способна удовлетворить в максимальной степени все элиты, заинтересованные в разрешении этих конфликтов. Сегодня зона Черного моря представляет собой разрозненный, рыхлый, неотструктурированный конгломерат государственных формаций, находящихся на начальной стадии переходного пути построения демократии. «Замороженные» конфликты отягощают и без того проблемный регион, генерируя перманентную нестабильность и являя собой угрозу европейской безопасности. Предлагаемая модель является в какой-то степени универсальной для практической инсталляции в конфликтных точках зоны Черного моря и в состоянии вывести структуризацию региона на соответствующий глобализационным процессам уровень.

Провал ратификации Конституции ЕС a la Schroeder-Chirac, предлагавшей создание корпоративно-протекционистской модели открыл путь для построения Европейского Союза на либеральных рыночных основах при англосаксонско-германском лидерстве и конструктивной роли Франции. Германия не должна забывать, что она как государство после Второй мировой войны существует только под гарантии США, Франция не способна дать Германии подобных гарантий, в 1949 году французский парламент вообще голосовал против образования государства Германия (!) на оккупационных зонах союзников. В либеральном, основанном на предлагаемых Лондоном принципах Евросоюзе Румыния в перспективе будет играть важную роль. После создания межгосударственной ассоциации Румыния станет потенциальным гигантом (не в смысле увеличения площади) Европы. Румынии уже сегодня отведена роль модератора региона Черного моря и Москва объективно должна проявлять заинтересованность в налаживании максимально эффективных взаимоотношений с Бухарестом. Согласие России на такое развитие событий в этом противоречивом регионе поднимет ее авторитет в нем даже у тех, кто, казалось, окончательно разочаровался в этой стране. Брюссель был бы также заинтересован в подобном сценарии, так как его реализация элегантно закрывает нервно пульсирующий бессарабско-приднестровский вопрос. Ссылки на то, что создание межгосударственной ассоциации может иметь сложности ввиду того, что, вступая в ЕС, Румыния не сможет принимать такие решения, так как делегирует некоторые полномочия Брюсселю, верны лишь отчасти, так как именно Брюссель готов проявлять гибкость в отношении проблем, имеющихся как у стран-новичков ЕС, так и находящихся на начальном пути евроинтеграции. Пример Кипра (кстати, абсолютно не релевантный для решения приднестровского вопроса) тому яркий пример.

Вообще, следует понимать, что как для постройки одного и того же здания на разной почве и в разных зонах сейсмоустойчивости требуется разный фундамент (иногда, при необходимости применяются даже подвижные сваи), так и для того, чтобы отструктурировать то или иное пространство со своей культурно-исторической спецификой, с целью приведения его в соответствие нормам и стандартам, соответствующим современной Евроатлантической цивилизации, требуется дифференцированный подход и принятие порой «нестандартных» решений.

В результате реализации проекта по созданию межгосударственной ассоциации Румыния-Республика Молдова интересы безопасности Республики Молдова в результате будут соблюдены в максимальной форме. Их гарантируют ЕС и НАТО – самый успешный альянс на планете. Следует отметить, что в результате лживой и дезориентирующей анти-НАТОвской пропаганды в осуществляющих «зомбификацию» СМИ, по вопросу вступления в Альянс Республики Молдова среди ее граждан нет такого единого положительного мнения, как по вопросу вступления в ЕС. В связи с этим можно при заключении базового договора между Румынией и Республикой Молдова оговорить членство РМ только в политических структурах (французская модель) этого военно-политического альянса.

Финансовая интервенция, необходимая для развития региона, не будет иметь высоких величин, учитывая же тот факт, что за все надо платить, за безопасность и стабильность, в особенности, она будет выглядеть естественным продолжением европейской политики, направленной на стабилизацию региона Черного моря. Представляется целесообразным списание всех имеющихся задолженностей у Республики Молдова включая Приднестровье, такой знак доброй воли будет абсолютно адекватным после определения параметров создаваемой межгосударственной ассоциации.

Проводя исторические параллели, в случае реализации предложенной модели, Владимир Воронин получит шанс войти в историю как новый молдавский господарь-патриот Штефан чел Маре, а Траян Бэсеску может стать новым Михаем Витязул, который объединил в свое время Валахию, Молдову и Трансильванию. Перед Владимиром Путиным есть перспектива попасть в ловушку, в которую попал Петр I, который был окружен в Молдове со своей армией, находился под угрозой неминуемого уничтожения и был вынужден откупиться ценой огромной дани и ряда тайных соглашений. Другим вариантом для российского лидера является возможность совершить в отношении бессарабско-приднестровского региона действия, которые позволят считать его российским Де Голлем. В свое время Де Голль, несмотря на отчаянное противодействие влиятельных французских элит, нашел в себе силы уйти из Алжира, который в представлении тогдашнего военно-политического истэблишмента Франции считался частью этого государства. Но действия Де Голля в отношении Алжира были действиями ответственного президента, были продиктованы необходимостью проведения политики, которая бы резонировала с происходящими в мире процессами, и следовательно, были обречены на успех. Владимир Путин не может не понимать, что неверные действия создают негативный баланс, который обязательно скажется в свое время.

Следует не забывать, что в нашем мире, в условиях глобализации реализуются те тенденции развития, которые резонируют с ее основополагающими принципами. Кристаллизация евроатлантического пространства есть не что иное, как следствие процессов глобализации, которые, естественно, происходят не иначе как… по Божьей воле. Возражать же против этого могут лишь представители маргинальных стратов общества и те индивидуумы, знание которых о жизни не позволяет сформировать им верное к ней отношение.


 


ПРОГРАММА БЕЗОПАСНОСТИ ЧЕРНОМОРСКОГО РЕГИОНА - 2008

CD презентация

Ежегодный бюллетень


ПУБЛИКАЦИИ
 

Посол Азер Худиев - Китай- Азербайджан - Грузия - Украина

 

Tedo Japaridze - Foreign Policy or Battle Cry?

 

Институт Европы: Средиземноморье-Черноморье-Каспий

 
ЕЩЕ  
   
РАДУЕМСЯ ВАШИМ УСПЕХАМ!
 
Григол Мгалоблишвили назначен послом Грузии в НАТО


Send your congratulations
 
Генерал-лейтенант Уильям Фрейзер был назначен помощником начальника ОКНШ

Send your congratulations
 
Александру Котоара-Николае из Румынии получил звание бригадного генерала

Send your congratulations
 
Генерал Майор Драго Луврич был назначен военным представителем Хорватии в НАТО

Send your congratulations
 
Г-н Микола Кулинич был назначен послом Украины в Японии

Send your congratulations
 
ЕЩЕ
 
Empty or InValid Ad file
 
 

 

©2001—2019 Black Sea Security Program. All rights reserved.